Реферат на тему «Формулы речевого этикета документов официальной переписки» — готовая работа бесплатно

Реферат на тему "Формулы речевого этикета документов официальной переписки" - готовая работа бесплатно Женщине

Этика письменной речи

Общество предписывает своим членам использовать для общения в определенных ситуациях конкретные варианты речевого поведения. Преднамеренное или непреднамеренное нарушение этикетных форм приветствия, извинения, благодарности и т.п. может отрицательно повлиять на микроклимат в обществе, привести к социальным и др. конфликтам.

Нормы и формы этики в целом и правила этикета в частности могут по-разному проявляться в письменной речи, при слушании и говорении.

Вопросам этики и этикета письменной речи уделялось внимание в письмовниках России XVIII-XIX веков. «Первая обязанность пишущего – помнить свое собственное положение, знать положение лица, которому мы пишем, и представлять себе последнего так ясно, как будто мы стоим перед ним и разговариваем», – требовал от составителя письма «Табель о рангах».

Из произведений античной литературы известно, что уже в те времена существовал деловой этикет. Письма того периода должны были начинаться с имени отправителя, затем имя адресата, потом приветствие, сопровождавшееся приятными пожеланиями, и только затем шел текст.

С годами видоизменялись категории морали и нравственности, этические нормы и формы выражения, это коснулось этикета письменной речи, особенно деловой. В Англии уже с XVII века старались упростить деловое письмо, освобождая его от набора всевозможных традиционных выражений и приветствий, разного рода заверений в признательности, глубоком уважении, преданности и т.д.

После второй мировой войны в этике западных стран произошли значительные изменения. Они выразились в актуализации форм изложения от третьего лица, в отказе от многих традиционных форм вежливости, в демократизации и резком «опрощении» языка делового текста.

За рубежом выходят всевозможные пособия по речевой коммуникации, которые обязательно содержат раздел, посвященный речевому этикету. Однако в современной отечественной учебной литературе, как считает специалист по документальной лингвистике П. В. Веселов, этому вопросу уделяется мало внимания. Есть несколько книг о школьном, военном, дипломатическом этикетах, но нет по служебному этикету.

Он формулирует некоторые правила служебного речевого этикета:

1. Формы обращения. Сложились ФО в официальной письменной речи – «Уважаемый». Причем запятая после обращения придает письму будничный характер, а восклицательный знак указывает на то, что факту обращения придается особое значение. «Уважаемые коллеги!» – уместна среди лиц одной профессии. Более эмоциональный оттенок – «Дорогие коллеги!». Нейтральный тон – «Коллеги…» если в обращении указывается имя и отчество, а фамилия не называется, то обращение приобретает несколько личный характер. Включение фамилия адресата придает тексту документа вежливо-официальный характер.

2. Категории одушевленности (неодушевленности). Иногда составители текста не различают эти категории, что может привести к нарушению этики. «Больные, не посетившие амбулаторию в течение трех лет, выписываются в архив, а затем уничтожаются» – может нанести обиду тем, кому он адресован.

3. Выбор залога. Действительный залог употребляется, когда следует выделить, оттенить субъект действия. ДЗ придает динамизм изложению. Обычно предложения с ДЗ употребляются в настоящем времени и производят впечатление обмена информацией между адресатом и адресантом. За исключением текста протоколов («слушали, выступили, постановили») и постановлений или решений коллегиальных органов («Коллегия постановила»). Страдательный залог употребляется, когда факт свершения действия имеет большее значение, чем указание лиц, свершивших действие. «Вы не выполнили моего указания по производству текущего ремонта» (ДЗ). «Мои указания по производству текущего ремонта не выполняются» – СЗ, внимание концентрируется лишь на факте невыполнения, а конкретный виновник не называется прямо, а лишь имеется в виду.

4. Роль вида глагола. Когда нужно подчеркнуть, что действие свершилось, используется совершенный вид глагола, а если действие находится в развитии – несовершенный вид.

5. Употребление вводных слов и оборотов. Удачно найденное вводное слово, кстати сделанное обособление снимает напряженность тона изложения. Фраза «Ваша просьба не может быть удовлетворена по следующим причинам» весьма категорична, а ее этикетная редакция: «К сожалению, Ваша просьба….» – заметно снижает напряженность текста.

6. Местоимение «я» в деловой переписке. Имеет место к утрате этого. Своеобразие РЯ заключается в том, что субъект действия не обязательно выражается «я». Указание на первое лицо единственного числа выражается окончанием.

7. Употребление местоимения «он». Официальный деловой этикет предусматривает умение использовать «он». Будучи универсальным обозначением для лиц и предметов, «он» сохраняет в себе также и указательное значение. Это местоимение может быть средством обезличивания, фамильярности и т.п., поэтому требует особой осторожности при пользовании им в служебных документах.

8. Тон служебного документа. Основное требование, предъявляемое к официальному письму, − объективность содержания, что обусловливает нейтральность тона изложения. ОП пишутся в доброжелательном тоне, не допускается иронизирование, проявление грубости и т.п. не следует впадать в другую крайность – использование чрезмерной вежливости (не откажите в любезности), современной деловой корреспонденции присуща сухость. «Направляем Вам откорректированный проект нового положения. Просим рассмотреть и утвердить». Нарушение этикета – адресант как бы не допускал возможности, что положение может быть не утверждено. Как построить фразу – от этого во многом зависит результат делового общения, который должен быть благоприятным и вызывать положительные эмоции.

Этика устной речи

Кроме общих требований этики, при устной речи должны соблюдаться следующие правила этикета.

1. Проявлять уважительность доброжелательность к собеседнику. Запрещается своей речью наносить собеседнику разного рода ущерб, обиду, оскорбление, выражать пренебрежение. Следует избегать и прямых отрицательных оценок личности партнера по общению. Все эти: дурак, растяпа, бестолочь, перестаньте пороть чушь, никогда не встречал такого бестолкового человека (сотрудника) и т.п. – не способствуют достижению коммуникативной согласованности и успешному общению.

2. Вежливо относиться к собеседнику. Вежливость должна быть не преувеличенной, а сообразной и соразмерной в данной ситуации. Под этим подразумевается необходимость учитывать возраст, пол, служебное положение партнера по общению, его социальные позиции и соразмерять свои собственные социальные позиции с показателями партнера. Рекомендуется смягчать свою речь, снимать излишнюю категоричность.

3. Не выпячивать собственное «я». Говорящему предписывается быть скромным в самооценках, не навязывать собеседнику собственных мнений и оценок (но убеждать), уметь встать на точку зрения партнера.

4. Поставить в центр внимания слушающего. Следует учитывать социальную роль слушающего, его личность и осведомленность в теме, предмете речи, степень его заинтересованности. Постоянно поддерживать контакт с собеседником, используя этикетные языковые формулы: «вам, наверное, интересно узнать…»; «вы, конечно, знаете…»; повторные обращения, мимические и жестовые знаки внимания. Если говорящий не смотрит на собеседника, не «прочитывает» в его глазах понимания и заинтересованности, значит, он сосредоточился на самом себе, а это затрудняет успешное ведение РК.

5. Тема коммуникации должна быть понятна, уместна и интересна. В семье и в учреждении выбираются самые различные темы для РК, но всегда ли этот принцип соблюдается? Можно ввязаться в пылкую дискуссию, осуждая вегетарианство, как вдруг выясняется, что патриархального вида бизнесмен, с которым вы разговариваете, рассчитывая завязать контакты, уже два года не ест ни рябы, ни мяса, ни птицы. На самом деле вы вовсе не столь ярый противник вегетарианства, но ущерб отношениям уже нанесен. Разговоры в гостях наполнены пустой болтовней, но в ней нуждаются, так как большинство речевых контактов носит этикетный характер.

6. Учитывать, что порог смыслового восприятия и концентрации внимания у слушающего ограничены. Исследования показывают, что лучше всего воспринимается устное высказывание из 5-9 слов, при этом без паузы оно может длиться от 45 секунд до 1,5 минут. Рекомендуется употреблять короткие фразы и не превышать среднее время непрерывного говорения. Следить за тем, чтобы слушатель не устал, давать ему передохнуть, вновь сосредоточиться.

7. Учитывать невербальные средства коммуникации. Необходимо сохранять принятую в данной национальной и социальной культуре дистанцию общения, правильно использовать жесты. Слушатель должен чувствовать, что говорящий посылает ему доброжелательные мимические и жестовые сигналы, дополнительно пробуждая в нем внимание и понимание.

Этика слушания

Правила для слушающего обобщил Ю. П. Богачев в книге по культуре речи.

1. Слушание выдвигается на первый план, когда люди хотят достичь согласованности в действиях. Если кто-либо обратился к вам с речью, необходимо прервать дела, чтобы выслушать его. Вступивший в контакт должен чувствовать, можно ли сделать собеседником занятого человека. В служебной обстановке неэтично отрывать от дела работника; в транспорте лучше обратиться с вопросом не к тому, кто занят чтением, а к стоящему просто так. Правило: отдайте предпочтение слушанию перед другими видами деятельности.

2. Слушая, уважительно и терпеливо относитесь к говорящему. Старайтесь выслушать внимательно и до конца. Даже если приходится слушать, с вашей точки зрения, не вовремя и говорящий, как вам кажется, несет чепуху. Если же в данный момент выслушать совершенно невозможно, тактично перенесите беседу на другое время, аргументировано сославшись на свою занятость. Не выслушать младшего – в семье, на службе – значит нарушить важнейшее правило этики общения. Не выслушать старшего – проявить элементарную грубость.

3. Выслушивая собеседника, не перебивайте его, не сбивайте с мысли, не вставляйте каких-нибудь замечаний, не переводите слушание в собственное говорение.

4. Слушая, поставьте в центр внимания говорящего и его интересы. Дайте ему проявить себя в речи. Вербально и невербально подчеркивайте заинтересованность в общении с ним.

5. Следует вовремя оценить речь собеседника, согласиться или не согласиться с ним, ответить на поставленный вопрос. Необходимо умело сочетать в себе роль слушающего с ролью говорящего.

6. Не следует отвечать на вопрос, заданный другому собеседнику, вообще реагировать на речь, обращенную к другому. Но если тот, к кому направлены слова, не реагирует, что, конечно, вне правил ведения речи, то другой слушающий может взять на себя ответ, тем самым спасая положение в общей беседе.

Контрольные вопросы

1. Проанализируйте понятие этики

2. Каковы принципы делового этикета?

3. Назовите факторы, определяющие формирование речевого этикета и его использование.

4. Докажите, что речевой этикет имеет национальную специфику.

5. На какие группы делятся формулы речевого этикета?

6. Какова история обращения людей друг к другу в России ?

7. Каковы правила этики письменной речи?

8. В чем состоит соблюдение речевого этикета в устной речи?

9. Каковы правила слушания в речевом этикете?

10. Дайте определение понятиям «нация», «национальный язык».

11. Расскажите об истоках русского национального языка.

12. В чем заключается связь языка и общества?

13. Дайте характеристику литературного языка как разновидности национального языка

14. Чем характеризуются территориальные диалекты как разновидность национального языка

15. Особенности просторечья и жаргонов как разновидностей национального языка

16. Какое место занимают славянские языки в совокупности языков мира? Какова роль русского языка в этой совокупности?

17. Охарактеризуйте исконно русскую лексику

18. Источники заимствованной лексики в русском языке

19. Что вы знаете о роли М.В. Ломоносова в развитии русского национального языка?

20. Как развивался русский язык в эпоху Петра Великого?

21. В чём суть разногласий славянофилов (А.С. Шишков) и западников (Н.М. Карамзин) во взглядах на развитие русского языка?

22. Почему мы считаем А.С. Пушкина создателем современного русского литературного языка?

23. Какие перемены произошли в русском литературном языке после Октябрьской революции 1917 года?

24. Каковы особенности развития русского языка в советскую эпоху?

25. Назовите разновидности русского национального языка и дайте краткую характеристику их особенностям.

26. Почему литературный язык считается универсальным средством общения? Расскажите об особенностях, делающих его таковым.

27. Какие особенности устной и письменной форм языка вам известны?

28. Что такое логическая (предметная, понятийная) точность?

29. Охарактеризуйте уровни логичности в тексте.

30. Какие элементы являются чуждыми литературному языку?

31. Что такое канцеляризмы?

32. Расскажите об уместности как качестве грамотной речи.

33. Какие элементы языка усиливают (ослабляют) его выразительность?

34. Расскажите о богатстве как качестве грамотной речи. Каковы пути обогащения речи?

35. Какие типы словарей вам известны? Расскажите

§

Развитие речевой культуры и коммуникативной компетентности является важным условием для оптимального решения психолого-профессиональных, речевых и методических задач, которые базируются на прочных знаниях основных компонентов речевой культуры: нормативного, коммуникативного, этического.

Основой речевой культуры является литературный язык. Он составляет высшую форму национального языка.

Термин «норма» по отношению к языку прочно вошел в обиход и стал центральным понятием культуры речи. Академик В. В. Виноградов ставил изучение норм языка на первое место среди важнейших задач русского языкознания в области культуры речи. Знание нормы − обязательное условие грамотной и выразительной речи, свободного и интересного общения.

В современной лингвистике термин «норма» понимается в двух значениях, во-первых, нормой называют общепринятое употребление разнообразных языковых средств, регулярно повторяющиеся в речи говорящих (воспроизводимое говорящими), во-вторых, предписания, правила, указания к употреблению, зафиксированные учебниками, словарями, справочниками.

Анализ лингвистической литературы выявил разнообразие определений сущности нормы и установил основные свойства этого языкового понятия. В результате были выделены основные взгляды ведущих лингвистов на проблему определения сущности языковой нормы.

В ходе анализа литературы были определены три точки зрения на норму: социальная (Б. Н. Головин, С. И. Ожегов, А. М. Пешковский, Д. Н. Ушаков. А. А. Шахматов и др.); лингвистическая (Л. Ельменев, Э. Косериу, Ф. де Соссюр, Ю. С. Степанов и др.); динамическая (П. А. Алексеев, Г. О. Винокур, К. С. Горбачевич, В. Н. Ицкович, Л. И. Скворцов, Л. В. Щерба и др.

Подобное разграничение на подходы к понятию нормы носит условный характер, поскольку представления ученых не столько противоречат друг другу, сколько дополняют их, используют теоретические наработки других для формирования своего представления о норме.

Первую характеристику сущности нормы дает А. М. Пешковский (Пешковский А. М. Русский синтаксис в научном освещении. – М., 1956. – С.30). Он определяет норму как «литературно-языковой идеал». От Пешковского появилась традиция рассматривать норму как социальное явление. Суть социальной точки зрения на понятие нормы заключается в том, что для каждого языкового явления имеются общеобязательные нормы, причем без них невозможно существование языка. Норма определялась как принятое обществом употребление, как свод правил, соответствующих языковому идеалу говорящих.

Вторая точка зрения на норму как проблему лингвистическую прослеживается в научных трудах Соссюра де Ф., Э. Косериу, Ю. С. Степанова и др.(Косериу Э. Синхрония, диахрония и история //Новое в лингвистике. Вып. 3. – М., 1963. – С.16) Взгляд на норму Э. Косериу отражает взаимосвязь нормы и системы. Система, по Э. Косериу, это «система функциональных противоположностей». Норма − это «система обязательных реализаций», она «соответствует не тому, что можно сказать, а тому, что уже сказано и по традиции говорится в рассматриваемом обществе» и «включает модели, исторически уже реализованные с помощью этой техники и по этим эталонам»; таким образом, норма «соответствует фиксации языка в традиционных формах». Теоретическая схема Э. Косериу представлена так: система → норма → речь». Э. Косериу справедливо говорит о внутренней обусловленности нормы системой.

Изучение исследований, связанных с проблемой нормы (В. В. Виноградов, К. С. Горбачевич, Л. И. Скворцов, Н. Ю. Шведова, Ф. П. Филин и др.) позволили нам определить норму в динамическом аспекте. Норма понимается этими учеными-лингвистами как «результат взаимодействия языка и речи, системы и употребления, как что-то третье, принадлежащее факту языка и факту речи одновременно» (Виноградов В. В. Русская речь, ее изучение и вопросы речевой культуры // Вопросы языкознания. – 1958. – № 4. – С.135).

Анализируя динамический аспект понимания нормы, можно объяснить сущность нормы можно через соотношение ее с понятиями система, структура, употребление. В лингвистической литературе нет единого мнения об этих понятиях.

— система языка – это совокупность элементов, связанных устойчивыми отношениями между собой и образующих внутренне организованное единое целое.

Как быть Леди:  Мужчина Стрелец - как понять, что он влюблён? Как он себя ведёт?

— структура языка – соотношение частей языковой единицы.

— употребление охватывает всю совокупность речевой деятельности и ее результатов, т.е. это сумма всех письменных и устных текстов, все написанное и произнесенное на современном русском литературном языке. (Розенталь Д. Э., Теленкова М. А. Справочник лингвистических терминов. – М., 1999.)

Норма включает в себя не только структуру, но и то из употребления, что, хотя и противоречит старой системе (и, следовательно, не входит в старую структуру), но закрепилось в традиции литературной речи, соответствует тенденциям развития языка и потом является основой развития новых элементов системы.

Более конкретный ответ на вопрос о сущности нормы дает П. М. Алексеев (Захарова С. М. Исторический обзор научного понимания процессов развития культуры речи. Монография. − М.: Посткриптум, 2001.). Он создает модель речевой деятельности и вводит новое звено в схему − узус, который является своего рода обобщением конкретных речевых актов и текстов. Это такие образцовые тексты и высказывания, которые наряду с нормативными справочниками, постоянно подкрепляют норму, т.е. участвуют в кодификации. «Норма играет роль фильтра не только при движении от системы языка к речи, т.е. при реализации системы, она фильтрует также накопленные в речевых актах (и текстах) и обобщенные узусом изменения, прежде чем эти изменения попадут с систему». П. М. Алексеев предлагает такое объяснение схемы: «Систему и норму объединяет их принадлежность к языку (lanque), узус и собственно речь – их принадлежность к речи (parole), норму и узус – их «нормальность». (Захарова С. М. Исторический обзор научного понимания процессов развития культуры речи. Монография. − М. : Посткриптум, 2001.) (см. рис. 4.)

Реферат на тему "Формулы речевого этикета документов официальной переписки" - готовая работа бесплатно

Рисунок 4 – Схема речевой деятельности

Данные вывода важны не только для теории нормы, для кодификации языка, но и для решения методических задач обучения нормам литературного языка.

§

В лингвистической литературе последних лет различают два типа норм: императивные и диспозитивные.

Императивные (т.е. строго обязательные) − это такие нормы, нарушение которых расценивается как слабое овладение русским языком (например, нарушение норм склонения, спряжения или принадлежности к грамматическому роду). Эти нормы не допускают вариантов (невариативные), любые другие их реализации рассматриваются как неправильные: встретился с Ваней (не с Ванем), звонят (не звонят), квартал (не квартал), моя мозоль (не мой мозоль), мыть голову шампунем (не шампунью).

Диапозитивные (восполнительные, не строго обязательные) нормы допускают стилистически различающиеся или нейтральные варианты: ина́че − и́наче, скuрд − скирда, гренки́ – гре́нки (разг.), мышле́ние − мышление (устар.), ви́хриться − вихри́ться (доп.), коричневый − коришневый, кусок сыра − кусок сыру, зачетная книжка − зачетка, поехало трое обслуживаемых лиц − поехали трое обслуживаемых лиц.

С вопросами норм, их вариантности тесно связаны понятия нормализации и кодификации.

Часто термины «нормализация и кодификация» употребляются как синонимы. Однако в исследованиях последних лет эти термины и понятия разграничиваются.

В. А. Ицкович предлагает считать нормализацией не простое описание нормы, или ее кодификацию в строгом смысле слова, а лишь активное вмешательство в языковой процесс, например, введение определенных терминов и отказ от других, как нежелательных по каким-нибудь причинам. (Ицкович В. А. Языковая норма. – М., 1968). Однако при таком подходе к нормализации и кодификации несколько теряется разграничение этих двух явлений. Более четкое решение этого вопроса находим у Л. И. Скворцова: «Противополагаясь по степени активности (или «осознанности») друг другу, понятия «кодификация» и «нормализация» оказываются в отношении соподчиненности: последняя является частью первой. На практике «нормализация»… называется обычно «стандартизацией» (в широком смысле слова: установление ГОСТа, упорядочение терминосистемы, официальное переименование и т.п.)» (Скворцов Л. И. Основы культуры речи: Хрестоматия. – М. : Высшая школа, 1984. – С.164).

По мнению Л.К. Граудиной, термином «нормализация» обозначается комплекс проблем, предполагающих освещение следующих аспектов: 1) изучение проблемы определения и установления нормы литературного языка; 2) исследование в нормативных целях языковой практики в ее отношении к теории; 3) приведение в систему, дальнейшее совершенствование и упорядочение правил употребления в случаях расхождения теории и практики, когда появляется необходимость укрепления норм литературного языка (104). Термин «кодификация» Л. К. Граудина считает более узким и специализированным по сравнению с термином «нормализация» и использует его в тех случаях, когда речь идет о регистрации правил в нормативных трудах (Граудина, Л. К., Ширяев Е. Н. Культура русской речи. – М. :Инфра-М, 1999. – С.19).

Наиболее оптимальным, на наш взгляд, является определение нормализации как процесса становления, утверждения нормы, ее описания, упорядочения языковедами. Нормализация представляет собой исторически длительный отбор из языковых вариантов единых, наиболее употребительных единиц. Нормализаторская деятельность находит свое выражение в кодификации литературной нормы − ее официальном признании и описании в виде правил в авторитетных лингвистических изданиях (словарях, справочниках, грамматиках). Следовательно, кодификация – это выработанный свод правил, который приводит в системы нормированные варианты, «узаконивает» их.

Речевая норма − совокупность наиболее устойчивых традиционных реализаций языковой системы, отобранных и закрепленных в процессе общественной коммуникации. (Русский язык и культура речи : учебник / под ред О. Я. Гойхмана. − М. : Инфра-М, 2021.)

Языковая норма (норма литературная) − это правила использования речевых средств в определенный период развития литературного языка, то есть правила произношения, словоупотребления, использования традиционно сложившихся грамматических, стилистических и других языковых средств, принятых в общественно-языковой практике. (Введенская, Павлова, Кашаева).

Норма обязательна как для устной, так и для письменной речи и охватывает все стороны языка. Различают нормы: орфоэпические (произношение), орфографические (написание), словообразовательные, лексические, морфологические, синтаксические, пунктуационные.

Признаки нормы литературного языка:

относительная устойчивость,

общеупотребительность,

общеобязательность,

соответствие употреблению, обычаю и возможностям языковой системы.

Литературно правильная речь построена в соответствии с языковыми нормами. Нормаединообразное образцовое общепризнанное употребление элементов литературного языка в определённый период его развития. Она исторична и со временем так или иначе может изменяться. Изучая состояние языка в его речевых проявлениях (художественная и научная литература, живая речь, устная и письменная речь СМИ и т.д.), лингвисты выделяют те или иные нормы, присущие ему на данном этапе существования. Установление нормы и её усвоение носителями языка помогает сохранить целостность и общепонятность литературного языка, защищает его от неоправданного проникновения диалектных, просторечных и жаргонных элементов. Именно соответствие норме позволяет используемым нами вербальным средствам выполнять основную функцию − быть средством общения.

Литературные нормы находят свое отражение во всех лингвистических словарях современного русского языка. При этом в толковых словарях отражается свод основных (обязательных) норм и общеупотребительные вариантные нормы. Например, в «Словаре современного русского литературного языка» как равноправные фиксируются акцентные варианты (т.е. варианты ударения) таких слов, как нормирова’ть и норми’ровать, мышле’ние и мы’шление. Некоторые варианты слов даются с соответствующими пометами: творо’г и (разг.) тво’рог, догово’р и (прост.) до’говор. В «Орфоэпическом словаре русского языка» можно проследить за судьбой некоторых акцентных вариантов слов. Так, слова нормирова’ть и мышле’ние становятся предпочтительными, а норми’ровать и мы’шление имеют помету доп. (допустимо).

Все нелитературные единицы, включенные в словарь, маркируются специальными пометами: прост. (просторечное), жарг. (жаргонное), мест. (местное) и др. Речевые ошибки в толковых словарях русского языка не фиксируются. Комплексное отражение трудностей русского языка дано в словарях-справочниках. Показатели различных нормативных словарей дают основание говорить о трех степенях нормативности:

— норма I степени − строгая, жесткая, не допускающая вариантов;

— норма II степени − нейтральная, допускает равнозначные варианты;

— норма III степени − более подвижная, допускает использование разговорных, а также устаревших форм.

Историческая смена норм литературного языка − закономерное, объективное явление. Оно не зависит от воли и желания отдельных носителей языка. Развитие общества, изменение социального уклада жизни, возникновение новых традиций, функционирование литературы, искусства приводят к постоянному обновлению литературного языка и его норм.

Нормы литературного языка отражают самобытность русского национального языка, способствуют сохранению языковой традиции, культурного наследия прошлого. Они защищают литературный язык от потока диалектной речи, социальных и профессиональных жаргонов, просторечия. Это позволяет литературному языку оставаться целостным, общепонятным, выполнять свою основную функцию − культурную.

По принятым и действующим на любом этапе существования литературного языка нормам можно определить, какие изменения в отношении нормализации произошли и каковы тенденции дальнейшего развития норм литературного языка.

Различают нормы:

· орфоэпические,

· грамматические,

· лексические.

Их усвоение носителями национального языка происходит естественным путем, если в раннем детстве человек слышит правильную, нормированную речь. Овладение нормами продолжается в школе и других учебных заведениях. Но в речевой практике, несмотря на это, очень часто встречаются те или иные нарушения нормы. Преодолеть этот недостаток можно, если систематически работать с различного рода словарями и справочниками.

Грамотная устная и письменная речь предполагает отсутствие речевых ошибок. Писать и говорить каждый человек должен ясно, точно, стилистически выдержанно, выразительно. Владение элементарным уровнем речевой культуры необходимо каждому из нас для того, чтобы быть полноправным членом общества, участвовать в общественной и производственной деятельности и всесторонне проявлять себя как личность. В последнее время преодоление речевых ошибок стали уделять всё больше внимания. Одно из свидетельств тому − включение соответствующего раздела в тексты Государственного тестирования. Однако пока результаты оставляют желать лучшего, и речевые ошибки продолжают «украшать» письменные и устные высказывания наших соотечественников.

Речевые ошибки в зависимости от отношения к двум основным формам речи − письменной и устной − можно подразделить на:

1. Свойственные устной форме речи (орфоэпические и акцентологические);

2. Свойственные письменной форме речи (орфографические и пунктуационные);

3. Не зависящие от формы речи (собственно речевые, встречаются и в устной, и в письменной формах).

Собственно речевые ошибки могут быть словообразовательными, морфологическими, синтаксическими, лексическими, фразеологическими и стилистическими.

Словообразовательные появляются, когда носитель языка прибегает к неоправданному словосочинительству или видоизменению слов. Морфологические связаны с ненормативным образованием форм слова и употреблением частей речи. Синтаксические заключаются в неверном построение словосочетаний и предложений. Лексические возникают при употреблении слова в несвойственном ему значении, нарушении сочетаемости слов, повторах и тавтологиях. Фразеологические связаны с неверным использованием устойчивых словосочетаний, стилистические − с нарушением единства стиля.

Лексические нормы

§

Лексическая сочетаемость

Употребление синонимов

Употребление омонимов

10. 5 Употребление многозначных слов

10. 6 Многословие

10. 7 Лексическая неполнота высказывания

10. 8 Новые слова

10. 9 Устаревшие слова

Непонимание значения слова

Слово – важнейшая единица языка, самая многообразная и объемная. Именно слово отражает все изменения, происходящие в жизни общества. Слово не только называет предмет или явление, но и выполняет эмоционально- экспрессивную функцию. И, выбирая слова, мы должны обращать внимание на их значение, стилистическую окраску, употребительность, сочетаемость с другими словами. Так; как нарушение хоть одного из этих критериев может привести к речевой ошибке.

При употреблении отдельных слов действительно могут появиться речевые ошибки.

Употребление слова в несвойственном ему значении

К сожалению, такие ошибки встречаются не только в устной речи, но и в письменной. И особенно неприятно видеть их на страницах газет, журналов, книг.

Костер все больше и больше распалялся, пылал.

Ошибка заключается в неверном выборе слова:

Распаляться – 1. Нагреться до очень, высокой температуры, раскалиться.

2 – (перен;) Прийти в сильное возбуждение, стать охваченным каким-л. сильным чувством.

Разгораться — начать сильно или хорошо, ровно гореть.

Еще пример:

Любителям холодных коктейлей смешивают те же компаньоны, но в других пропорциях,

Компаньон – 1. Тот, кто составляет компанию кому-л.; вместе с кем-л. участвует в чем-л.

2 – Член торговой или промышленной компании.

В этом предложении, конечно же, надо было упот­еть слово компонент: Компонент – составная часть чего-л.

Эта ошибка произошла не столько из-за незнания значений слов, сколько из-за небрежного отношения зыку – ведь слова компаньон и компонент часто встречаются в речи и понятны всем.

Ошибки допускаются при употреблении как знаменательных, так и служебных слов без учета их семантики.

Благодаря пожару, вспыхнувшему от костра, сгорел большой участок леса.

В современном русском языке предлог благодаря сохраняет известную смысловую связь с глаголом благодарить иупотребляется обычно лишь в тех случаях, когда говорится о причинах, вызывающих желательный результат: благодаря чьей-нибудь помощи, поддержке. Ошибка возникает в связи со смысловым отвлечением предлога исходного глагола благодарить. В этом предложении предлог благодаря следует заменить на один из следующих: из-за, в результате, вследствие.

§

Пример.

«Слово о полку Игореве» было написано за пятьдесят лет до нашествия татаро-монгольского ига.

Иго – угнетающая, порабощающая сила.

Следовательно, это предложение должно было звучать так: «Слово… « было написано за пятьдесят лет до нашествия татаро-монголов или: «Слово…» был писано за пятьдесят лет до наступления татаро-монгольского ига.

И, к сожалению, не только школьники, молодежь иногда не отличают конкретную лексику от отвлеченной. Газетные примеры.

Предлагаем полное излечение алкоголиков и других заболеваний.

Алкоголик – тот, кто страдает алкоголизмом.

Алкоголизм – болезненное пристрастие к употреблению спиртных напитков.

Дворянство числом в двести человек вышло ему навстречу, а русский батальон встретил его барабанным боем, музыкой и пушечной пальбой.

Дворянство – в феодальном и, позднее, капиталистическом обществе: привилегированный господствующий класс (из помещиков и выслужившихся чиновников).

И в данном случае употребить нужно было слово дворяне (дворянин – лицо, принадлежащее к дворянству), так как не сам класс, а только его представители встречали гостя.

3. Употребление паронимов

Посмотрите, пожалуйста, на следующие два предложения.

Человек ведет праздничную жизнь.

У меня сегодня праздное настроение.

В них вы видите очень похожие слова, однокоренные.

Праздничный – прилагательное к праздник. Праздничный ужин, праздничное настроение.

Праздный – не заполненный, не занятый делом, работой. Праздная жизнь.

Паронимы (от греч. para – рядом и onyma – имя) – Звучанию однокоренные слова с разным значением: адресат (лицо или организация, кому адресовано почтовое отправление) – или адресант (лицо или организация, посылающая почтовое отправление).

Члены паронимических пар обычно сочетаются с разными слровами. Например, прилагательное сытный сочетается с неодушевленными существительными (сытный ужин, суп), а прилагательное сытый – с одушевленными (сытый ребенок). Иногда паронимы сочетаются одним и тем же словом, но значение словосочетаний разное. Инженерская мысль – мысль, принадлежащая инженеру; инженерная мысль – любая техническая мысль. Паронимы не взаимозаменяются в речи, так как это приводит к искажению смысла высказывания. Пример.

Заглавный герой романа «12 стульев» никогда не терял чувство юмора.

Если исходить из значения слова заглавный (содержащий название), то это или все12 стульев, или один из стульев. В данном случае перепутаны два слова-паронима: главный и заглавный.

Здесь будут выставлены различные подделки из дерева, пригодные для учреждения, для дома, для дачи.

Подделки (подделать – сделать фальшивое подобие чего-л.). Поделка – мелкое изделие, изготовленное обычно ручным способом.

Эmom человек был полный невежа в вопросах искусства.

Невежа – грубый, невоспитанный человек. Невежда – необразованный, малосведущий человек.

Смешение паронимов привело к появлению следующих фраз: песок, упитанный влагой; домик в разборном виде; различать мирные демонстрации от экстремистских сборищ…

И чтобы не было в нашей речи таких ошибок, мы должны чаще обращаться за справками к толковым словарям и словарям паронимов.

Парономазы(от греч. para onoma) – разнокоренные слова, имеющие отчасти сходное звучание и написание и вследствие этого иногда смешиваемые в речи: эскалатор – экскаватор; компания – кампания; подозревать – подразумевать; листок – лепесток и т. д.

Как быть Леди:  Работа с субличностями

§

При выборе слова следует учитывать не только значение, которое ему присуще в литературном языке, но и лексическую сочетаемость. Далеко не все слова могут сочетаться друг с другом. Границы лексической сочетаемости определяются семантикой слов, их стилистической принадлежностью, эмоциональной окраской, грамматическими свойствами и т. д.

Хороший руководитель должен во всем показывать образец своим подчиненным.

Показывать можно пример, но не образец. А образцом можно быть, например, для подражания.

Их сильная, закаленная в жизненных испытаниях дружба многими была замечена.

Слово дружба сочетается с прилагательным крепкая – крепкая дружба.

Два единственных вопроса тревожили жителей города: вода и тепло.

В этом предложении соединены слова, по смыслу противоречащие друг другу: единственный – только один.

Правила лексической сочетаемости определяются языковой нормой и постигаются практическим путем, и ошибки в данной области встречаются чрезвычайно часто. Остановимся на наиболее распространенных:

а) неверный выбор прилагательного или наречия со значением большой степени качества, например, «В магазине сегодня сильная очередь» (большая очередь);

б) сочетание существительного с прилагательным, имеющим значение «незначительный в своих проявлениях», «С берёзы с малым шелестом падают листья» (с тихим шелестом);

в) сочетание глагола со значением «производить, выполнять» и существительного с абстрактным значением – «Девочка выполняет гимнастику каждое утро» (делает гимнастику, но выполняет гимнастические упражнения);

г) глаголы со значением созидания строго требуют после себя существительное, обозначающее объект этого созидания: «готовить ужин», «печь пирог», «писать картину», «сочинять стихотворение». Вместо них часто неправомерно употребляется глагол «делать, сделать» («Мы с мамой делали ужин», правильно «готовили ужин») или производится взаимозамена глаголов созидания («Иногда я сам варю себе обед», правильно «готовлю себе обед»);

д) способы обозначения каузации (лат. cauza – причина) («причинения») – «причинить боль», «приносить радость», «производить впечатление» и т.п. Неверно сочетание подобного глагола с существительным в предложении «Кинофильм создает у зрителей хорошее впечатление» (производит на зрителей хорошее впечатление).

Отличать от речевой ошибки следует умышленное объединение, казалось бы, несочетаемых между собой слов: живой труп, обыкновенное чудо… В этом случае перед нами один из видов тропов – оксюморон.

В сложных же случаях, когда трудно определить, можно ли употребить вместе те или иные слова, необходимо советоваться со словарем сочетаемости.

§

Синонимы обогащают язык, делают образной нашу речь. Вот замечательный пример употребления целого ряда синонимов в небольшом тексте.

— Умерла Клавдия Ивановна, — сообщил заказчик.

— Ну, царство небесное, — согласился Безенчук. — Преставилась, значит, старушка… Старушки, они всегда преставляются… Или богу душу отдают, это смотря какая старушка. Ваша, например, маленькая и в теле, — значит, преставилась. А, например, которая покрупнее да похудее — та, считается, богу душу отдает…

— То есть как это считается? У кого это считается?

— У нас и считается. У мастеров. Вот вы, например, мужчина видный, возвышенного роста, хотя и худой. Вы, считается, ежели, не дай бог, помрете, что в ящик сыграли. А который человек торговый, бывшей купеческой гильдии, тот, значит, приказал долго жить. А если кто чином поменьше, дворник, например, или кто из крестьян, про того говорят: перекинулся или ноги протянул. Но самые могучие когда помирают, желез­нодорожные кондуктора или из начальства кто, то счи­тается, что дуба дЛют. Так про них говорят: «А наш- то, слышали, дуба дал».

Потрясенный этой странной классификацией челове­ческих смертей, Ипполит Матвеевич спросил:

— Ну, а когда ты помрешь, как про тебя мастера скажут ?

— Я — человек маленький. Скажут: «Гигнулся Безенчук». А больше ничего не скажут (И. Ильф, Е. Петров. Двенадцать стульев).

У синонимов может быть разная функционально- стилистическая окраска.

Так, слова ошибка, просчет, оплошность, погрешность – стилистически нейтральны, общеупотребительны; проруха, накладка – просторечные; оплошка – разговорное; ляп – профессионально-жаргонное.

Употребление одного из синонимов без учета его стилистической окраски может привести к речевой ошибке.

Совершив оплошку, директор завода сразу же стал ее исправлять.

При использовании синонимов часто не учитывается способность каждого из них в большей или меньшей степени избирательно сочетаться с другими словами (см. Лексическая сочетаемость).

У моего друга тяжелый характер.

Пришлось долго нести трудный рюкзак.

Характер может быть только трудный, а рюкзак – только тяжелым. А вот дорога может быть и тяжелой, и трудной.

Различаясь оттенками лексического значения, синонимы могут выражать разную степень проявления признака, действия. Но, даже обозначая одно и то же, взаимозаменяясь в одних случаях, в других синонимы заменяться не могут – это ведет к речевой ошибке.

Вчера мне было печально.

Синоним грустно сюда вполне подходит; Вчера мне было грустно. Нов двусоставных предложениях эти синонимы взаимозаменяются.

Печально я гляжу на наше поколенье…

§

В связи с тем, что язык имеет как устную, так и письменную форму, можно отметить два вида совпадений звуковой и буквенной формы разных слов – полные омонимы и неполные омонимы (омофоны и омографы).

Полными омонимами называют различные слова, совпадающие по звуковой и письменной форме. Такими являются, например, слова лук – растение и лук – оружие. Однако возможно расхождение между произношением и правописанием, и на этой основе возникают омофоны и омографы.

Омофонами называются разные слова, которые, различаясь при их написании, совпадают в произношении, например: русские слова лук и луг, отвести (отведу) и отвезти (отвезу), немецкие Selte – сторона и Salte – струна. Значительное количество омофонов встречается во французском и особенно в английском языке. Так, в английском слова write – писать и right – прямой, прямо, выпрямляться произносятся одинаково [rait]. Одинаково произносятся и такие слова, как meat – мясо и meet – встречать.

Омографами называются такие разные слова, которые совпадают по написанию, хотя и произносятся различно (в отношении как звукового состава, так и места ударения в слове), например: русские слова замок и замок, английские tear [tia] – слеза и tear [tеэ] – рваться.

Наряду со звуковым совпадением слов возможно совпадение отдельных форм разных слов. Так, например, в русском языке у существительных типа кость совпадает форма винительного и именительного падежей единственного числа. У глаголов типа строиться в произношении совпадает форма инфинитива и форма 3-го лица единственного числа настоящего времени: дом строится.

В этих случаях речь идет уже не о лексических омонимах, а о морфологических. Разные формы слов, совпадающие по звуковому облику, называются омоформами. При лексической омонимии звуковое совпадение распространяется на слова-омонимы (коса1и коса2), при морфологической омонимии совпадают отдельные и притом вполне определенные формы слов того или иного грамматического класса. Например: знать и пасть – существительные и знать и пасть – глаголы, простой – прилагательное и простой – существительное, пила (существительное, обозначающее инструмент) и пила (прошедшее время глагола), коса – существительное и коса – краткое прилагательное от косая, мой – местоимение и мой – повелительная форма глагола, три – числительное и три – повелительная форма глагола, спеть – совершенный вид к петь и спеть – зреть, созревать.

Омонимия с точки зрения истории семантической системы языка представляет собой различные ступени развития многозначности в слове, один из путей возникновения омонимов. Омонимы и возникают в языке чаще всего путем распада полисемии, путем образования в слове двух независимых номинативных значений. Наряду с образованием омонимов путем распада многозначности слова возможен и другой, более явный путь образования омонимов. Он состоит в звуковом сближении разных слов.

В определенных речевых ситуациях омонимы не могут быть поняты однозначно.

Экипаж находится в отличном состоянии.

Повозка или команда? Само слово экипаж употреблено правильно. Но для раскрытия смысла этого слова необходимо расширить контекст.

Очень часто к двусмысленности приводит употребление в речи (особенно устной) омофонов (одинаково звучащих, но по-разному пишущихся) и омоформ (слов, совпадающих по звучанию и написанию в отдельных формах).

Так что, выбирая слова для какой-либо фразы, мы должны обращать внимание и на контекст, который в некоторых речевых ситуациях призван раскрывать смысл слов.

10. 5 Употребление многозначных слов

Включая в свою речь многозначные слова, мы должны быть очень внимательны, должны следить, Понятно ли именно то значение, которое мы хотели раскрыть в этой речевой ситуации.

При употреблении многозначных слов (как и при употреблении омонимов) очень важен контекст. Именно благодаря контексту ясно то или иное значение слова. И если контекст отвечает своим требованиям (законченный в смысловом отношений отрезок речи, позволяющий установить значения входящих в него слов или фраз), то каждое слово в предложении понятно. Но бывает и иначе.

Он уже распелся.

И непонятно: или он начал петь, увлекся; или, пропев некоторое время, начал петь свободно, легко.

10. 6 Многословие

Виды многословия и их значение.

1.Плеоназм (от греч. pleonasmos – избыток, чрезмерность) – употребление в речи близких по смыслу и потому логически излишних слов.

Он крепко держит в своих руках штурвал руля.

Но штурвал – это и есть рулевое колесо, поворотом которого управляют движением судна, самолета…, следовательно, слово руль лишнее.

Все гости получили памятные сувениры.

Сувенир – подарок на память, поэтому памятные в этом предложении – лишнее слово.

Разновидностью плеоназмов являются выражения типа очень огромный, очень малюсенький, очень прекрасный и т. п.

Эта девочка оставила о себе очень прекрасное впечатление.

Прилагательные, обозначающие признак в его предельно сильном или предельно слабом проявлении, не нуждаются в уточнении степени признака.

2.Использование лишних слов. Лишних не потому, что свойственное им лексическое значение выражено другими словами, а потому, что они просто не нужны в данном тексте.

Тогда о том, чтобы вы могли улыбнуться, 11 апреля об этом позаботится книжный магазин «Дружба «.

3.Тавтология (от греч.. tauto – то же самое, logos – слово) – повторение однокоренных слов или одинаковых морфем.

Тавтологическими ошибками «пестрят» не только сочинения учеников, но и газеты и журналы.

Руководители предприятий настроены на деловой настрой.

Пилот вынужден был совершить вынужденную посадку в проливе Ла-Манш.

Но ведь вскрываются все новые факты беззаконных деяний различных деятелей.

Активисты активно участвуют в работе с молодежью.

В конце шестидесятых годов сложилась сложная ситуация.

И ведь совсем не сложно исправить эти предложения: в одном, – тавтологическое слово заменить на синоним, в другом – совсем убрать его.

Следует отметить случаи преднамеренного употреб­ления в одном контексте однокоренных слов для создания какой-нибудь художественной фигуры, образа.

Менялся ее (А. Ахматовой) облик в меняющемся времени.

4. Расщепление сказуемого. Это замена глагольного сказуемого синонимичным глагольно-именным сочетанием: бороться – вести борьбу, убирать – производить уборку!

Ученики примяли решение произвести уборку школьного двора.

Может быть, в официально-деловом стиле такие выражения уместны, но в речевой ситуации лучше: Ученики решили убрать школьный двор.

10. 7 Лексическая неполнота высказывания

Эта ошибка по смыслу противоположна многословию.

Неполнота высказывания заключается в пропуске необходимого в предложении слова.

Вот выписки из сочинений старшеклассников:

Достоинство Куприна в том, что ничего лишнего.

У Куприна, может, и нет ничего лишнего, но в этом предложении не хватает (и даже не одного) слова.

Автор сочувствует и даже славит Игоря («Слово о полку Игореве»).

В этом предложении пропущено дополнение к глаголу сочувствует (так как сочувствовать Игоря нельзя).

Такая же ошибка и в следующем предложении:

Автор пытается вникнуть, осознать древнюю среду Руси.

Такие ошибки встречаются и в периодической печати.

Работа наемных убийц оплачивается в зависимости от сложности задания и колеблется от 5 тысяч долларов до 100–200 тысяч.

Из-за пропущенного слова оплата или другого смысл предложения исказился. Получилось, что «работа оплачивается» и «работа колеблется».

Сейчас стали модными призывы не допускать на страницы печати и телевидения высказывания, способные разжечь межнациональную вражду.

Так получается – «страница телевидения»?

При выборе слова необходимо учитывать не только его семантику, лексическую, стилистическую и логическую сочетаемость, но и сферу распространения. Употребление слов, имеющих ограниченную сферу распространения (лексические новообразования, устаревшие слова, слова иноязычного происхождения, профессионализмы, жаргонизмы, диалектизмы), всегда должно быть мотивировано условиями контекста.

10. 8 Новые слова

Неудачно образованные неологизмы являются речевыми ошибками.

А в прошлом году на ямочный ремонт после весенней распутицы было потрачено 230 тысяч рублей.

И только контекст помогает разобраться: «ямочный ремонт» – это ремонт ям. Не проще ли так и сказать?

Проблема баланса непроста: заограничит полицию – деятельность ее будет неэффективной…

Что такое ограничить понятно – стеснить определенными условиями, поставить в какие-нибудь рамки, границы. Но что означает слово «заограничить»?

10. 9 Устаревшие слова

Как ныне сбирается вещий Олег

Отмстить неразумным хозарам… (А. С. Пушкин).

А воз и ныне там (И Крылов).

Ныне в университете был день открытых дебрей.

Сравните стилистику текстов, в которых употреблены выделенные слова. И сравнение это будет не в пользу последнего, потому что здесь устаревшее слово ныне (сегодня, теперь, в настоящее время) неуместно.

Архаизмы – слова, называющие существующие реалии, но вытесненные по каким-либо причинам из активного употребления синонимичными лексическими единицами, должны соответствовать стилистике текста, иначе они совершенно неуместны.

Среди слов, вышедших из активного употребления, выделяются еще и историзмы.

Историзмы – слова, вышедшие из употребления в связи с исчезновением обозначавшихся ими понятий: армяк, камзол, бурса, опричник и т. п.

Ошибки в употреблении историзмов часто связаны с незнанием их лексического значения.

Крестьяне не выдерживают своей тяжелой жизни и идут к главному губернатору города.

Губернатор – начальник какой-нибудь области (например, губернии в царской России, штата в США, колониальной области).

Следовательно, главный губернатор – нелепость, к тому же в губернии мог быть только один губернатор, а его помощник назывался вице-губернатором.

Язык, как и сама жизнь, не остается неизменным, о чем говорит не только переход лексических единиц из активного запаса в пассивный, но иногда и обратный процесс. В настоящее время мы являемся свидетелями возвращения в активное употребление слова губернатор в связи с тем, что в России опять появилась такая должность.

§

Значение слов не только уточняется в контексте, оно может обрести постоянный контекст. Он возникает тогда, когда одно из слов выпадает из свободного употребления, превращаясь в компонент составной лексемы. Например, в современном языке нет слова баклуша − чурка, но есть выражение бить баклуши − бездельничать. У прилагательного красный выпали значения «красивый», «ясный», «парадный», хотя есть выражения и посло­вицы, где это значение сохраняется: красная девица, красное солнце, красное крыльцо, Красная площадь и т. п.

Однако между выражениями красная девица и красная строка, т. е. между фразеологизмом и составным наименованием, имеется не только сходство, но и различие. Эти устойчивые сочетания отличаются друг от друга тем, что фразеологизм «красная девица» имеет переносное значение, эмоционально и образно обозначая робкого, застенчивого молодого человека, тогда как составное наименование красная строка (строчка) − название начальной строки абзаца; она начинается с небольшого отступа от левого края текста. В древних рукописях первая буква начальной строки писалась красной краской − отсюда и ее название.

Многозначное слово сочетается с разными словами, актуализируя в каждом случае одно из своих значений. Относительно свободной сочетаемостью обладают, например, такие слова, как дело, работать, хороший. Однако имеются слова и лексические значения, которые имеют ограниченную сочетаемость. Так, существительное ладоши сочетается только с глаголами хлопать, бить и т. п., прилагательное трескучий в значении «высокопарный» − только со словами фраза, резолюция и т. п., глагол потупить − со словами глаза (взор, взгляд) и голова, а наречие впросак встречается только в выражении попасть(ся) впросак − оказаться в затруднительном положении (из-за оплошности или неосведомленности) .

Как быть Леди:  8 самых странных любовных экспериментов - И ПРО ЭТО - 7 февраля - 43815282361 - Медиаплатформа МирТесен

Сочетание слов, когда каждое слово сохраняет свое лексическое значение и грамматическую форму, называется свободным, например: хорошая книга, вижу книгу.

Устойчивые сочетания слов аналитические лексемы и формы слов, например: Белое море, белый стих более белый, будет белеть, характеризующиеся воспроизводимостью, общностью значения и единством формы, так что слова, становясь компонентами устойчивых сочетаний слов, утрачивают остальные значения и свободу отдельного словоизменения.

Устойчивые сочетания слов делятся на номинативные и грамматические. Грамматические устойчивые сочетания слов бывают трех видов:

· составные служебные слова (так как, потому что, несмотря на, на орбите),

· составные формы слов (буду читать, читал бы, более ясно, о книге),

· синтаксически неразложимые словосочетания (два человека, отец с матерью).

Все они являются сочетаниями слов, которые представляют собой грамматическое средство языка, аналитические единицы грамматического строя.

§

Фразеологизмы(от греч. phrasis logos − выражение, оборот речи) − это устойчивые воспроизводимые экспрессивные комплексы, имеющие целостное значение и выполняющие единую синтаксическую функцию. Они придают речи особую выразительность, подчеркивают национальную специфику, своеобразие языка. Без них речь человека бесцветна и зачастую не передает того, что он чувствует. Но овладение фразеологией − процесс трудный, и недочёты встречаются здесь весьма частоВ основе образования фразеологизма лежит семантическое опрощение, т. е. ограничение значений слова, ставшего компонентом фразеологизма, имеющею свое, единое фразеологическое значение. Например, слово глаз в четырехтомном «Словаре русского языка» имеет три значения: 1) орган зрения, 2) способность видеть; зрение; видение, 3) дурной глаз − таинственная магическая сила взгляда, приносящая несчастье. Последнее значение слова глаз является идиоматическим. В пословице У семи нянек дитя без глазу компонент без глазу (только единственное число) опирается на переносное значение «присмотр», возникшее в устной речи на базе второго значения. Выражение выплакать все глаза − очень много и долго проплакать − опирается на первое значение слова глаз. На это же значение опирается фразеологизм с глазу на глаз — наедине с кем-либо. Фразеологизм, приобретая единое значение, получает свою предметно-понятийную направленность, благодаря чему может стать синонимом слова: с глазу на глаз наедине, бить баклуши бездельничать.

Значение фразеологизма, опираясь на переносные фразеологические значения своих компонентов, мотивируется нередко различно в разных языках. Так, наречный фразеологизм русского языка с глазу на глаз имеет соответствия: нем. uner vier Augen (буквально: между четырех глаз), англ, face to face (лицо к лицу), фр. tete a tete (голова с головой). Фразеологизмы не допускают буквального (пословного) перевода: они требуют подыскивания фразеологического эквивалента другого языка, так как фразеологическое значение сопровождается эмоционально-смысловым и стилистическим выражением; например, фразеологизм дать леща просторечный, а выражение тьма кромешная − книжное.

Степень семантического опрощения компонентов фразеологиз­ма бывает разной; чем древнее фразеологизм и чем менее связан он со словами общего употребления, тем менее мотивировано фразеологическое значение, тем больше забыта его внутренняя форма. На степени семантического опрощения построена классификация фразеологических единиц. Наиболее известна классификация В. В. Виноградова.

1. Фразеологические сращения: точить лясы, как пить дать, себе на уме − основным признаком сращёния является его семантическая неделимость, абсолютная невыводимость значений целого из компонентов. Оно представляет собой семантическую единицу, однородную со словом, лишенным внутренней формы. Фразеологические сращения называются также идиомами. Идиомы (фразеологические сращения) не допускают пословного (буквального) понимания, так как один из компонентов выпал из современного словоупотребления; этому способствует также изменение формы: лясы (вместо балясы − столбики балюстрады; ср. итал. balaustro − столбик, балясина), шутка сказать − вм. сказать шутку.

2. Фразеологические единства: намылить шею; выносить сор из избы; стреляный воробей; чем черт не шутит. К фразеологическим единствам примыкают поговорки и пословицы, которые имеют форму не словосочетания, а предложения: Дело мастера боится; Цыплят по осени считают.

Особенностью фразеологических единств является их семантическая двуликость: они могут пониматься буквально (вынести сор из избы) и переносно − как одна семантическая единица, со своим фразеологическим значением «разглашать что-либо».

3. Фразеологические сочетания − такой вид устойчивых сочетаний, в которых реализуются несвободные фразеологические значения слов, например − отвести глаза (от кого-либо): Я с усилием отвел глаза от этого прекрасного лица. Однако при изменении управления возникает фразеологическое единство отвести глаза (кому-нибудь) − обманывать: Обходительность и ловкость, кото­рыми он щеголял перед покупателем, пришедшим к нему в лавку, были не более как средством «отвести» покупателю глаза, «заговорить зубы» и всучить тем временем гнилое, линючее (Г. Успенский).

Составные наименования и термины.Фразеологизмы являются выразительными средствами языка, они свойственны устной и книжной речи, языку художественной литературы. По этим свойствам от фразеологизмов отличаются составные наименования: у них нет эмоционально-образного смысла. Составные наименования являются номинативными средствами языка, его составными лексемами.

11.3 Речевые недочёты при употреблении фразеологизмов

Речевые недочёты при употреблениифразеологизмов можно подразделить на две основные группы:

1) ошибки в усвоении смысла фразеологизма.

Смысл фразеологизма искажён автором высказывания в следующих предложениях: «Мать Татьяны Лариной в свободное время сама брила лбы своим крестьянам» («брить лбы» значит «отдавать в солдаты»); «Хлестаков все время мечет бисер перед свиньями, а те ему верят» («метать бисер перед свиньями» означает «напрасно говорить о чем-либо или доказывать что-либо тому, кто не способен понять этого», в предложении фразеологизм употреблен в значении «выдумывать, обманывать, плести небылицы»).

2) ошибки в усвоении формы фразеологизма, которое может быть грамматическим или лексическим.

1. Примеры грамматического видоизменение весьма разнообразны: изменяется форма числа и падежа существительного, вида и времени глагола, порядок слов, употребляются полные формы прилагательных вместо кратких, устраняются архаические формы и заменяются современными и т. д.

Я привык отдавать себе полные отчеты.

Изменена форма числа. Существует фразеологизм отдавать отчет.

Все ее ругали на чем свет стоял.

Глагольный фразеологизм на чем свет стоит употребляется только в форме настоящего времени.

Он постоянно сидит сложив руки.

Фразеологизмы типа сложа руки, сломя голову, очертя голову сохраняют в своем составе старую форму деепричастия совершенного вида с суффиксом -а (-я).

Опять надела туфли на босую ногу.

В некоторых фразеологизмах употребляются краткие формы прилагательных, замена их полными формами ошибочна.

Боюсь только одного: не подтолкнула бы эта информация наших законодателей к какой-нибудь драконовой мере.

Здесь произошла замена прилагательного драконовской, что привело к ошибке.

2. Лексическое видоизменение фразеологизма.

Пора уже тебе взяться за свой ум.

Большая часть фразеологизмов является непроницаемой: в состав фразеологизма нельзя ввести дополнительную единицу. Предложение необходимо исправить: Пора уже тебе взяться за ум.

Ну хоть бейся об стенку!

Пропуск компонента фразеологизма также является речевой ошибкой. Необходимо восстановить фразеологизм: Ну хоть бейся головой об стенку!

Все возвращается на спирали своя!

Есть фразеологизм на круги своя. Замена слова недопустима.

3. Изменение лексической сочетаемости фразеологизма.

Эти и другие вопросы имеют большую роль в развитии этой; еще молодой науки.

Произошло смешение (контаминация – приведение в соприкосновение, смешение) двух устойчивых оборотов играет роль и имеет значение.

Можно сказать: вопросы имеют большое значение… или вопросы играют большую роль.

Лексическое видоизменение фразеологизма в последнее время встречается всё чаще. Большинство фразеологизмов обладает свойством непроницаемости: в их состав нельзя ввести дополнительный компонент, пропустить или заменить на другой один из компонентов. Лексическое видоизменение часто выступает как средство вернуть фразеологизму мотивированность, сделать его более понятным. Это проявление уже упомянутой нами ваше «народной этимологии»: «Мать учила его не попадать впростак» (не быть простаком, правильно «попасть впросак»); «Так холодно, что мороз по коже продирает» («продирает, нарушает кожный покров», правильно «мороз по коже подирает»). Особенно часто встречается изменение фразеологизма «скрепя сердце» в сочетание «скрипя сердцем».

§

Современный русский литературный язык отличается от жаргонов, внелитературного просторечия, местных говоров тем, что имеет систему норм произношения. Как должны произноситься те или иные звуки в определенных фонетических позициях, в определенных сочетаниях с другими звуками, а также в определенных грамматических формах и группах слов − всеми этими вопросами и занимается орфоэпия (от греч. слов orthos − правильный и epos − речь). Следовательно, орфоэпия − совокупность правил, которые устанавливают литературное произношение.

Значение орфоэпических правил для общения огромно. Они способствуют более быстрому и более легкому взаимопониманию говорящих. Ошибки в произношении отвлекают от содержания речи и тем самым мешают языковому общению. Несмотря на большие успехи, достигнутые в области народного образования в целом и в повышении речевой культуры нашего населения, в частности, произношение до сих пор является в ней наиболее слабым звеном. В настоящее время в связи с расширением влияния средств массовой коммуникации (радио, телевидение), отражающих и передающих «живые голоса» больше, чем в недавнем прошлом, количества носителей языка в прямом эфире, вопрос о правильности произношения стоит особенно остро.

Правила орфоэпии в русском языке можно разделить на три группы:

· произношение гласных,

· произношение согласных,

· произношение заимствованных слов.

Еще в начале прошлого века образцом служило московское произношение в том виде, как оно сложилось к концу XIX в. Многие его черты оказались устойчивыми и сохранились до настоящего времени в литературном языке. В произношении гласных, например, наиболее характерной чертой является изменение в зависимости от их положения (позиции) в ударном или безударных слогах. Так, для русского литературного языка свойственно аканье, т.е. произношение [о] в безударном слоге, стоящем перед ударным, после твердых согласных как звука, близкого к [а], обозначаемого знаком α − альфа: к[α]рова − корова, с[α]бака − собака, ст[α]ю − стою. В остальных безударных слогах, независимо от того, находятся ли они до или после ударного слога, заметно изменяется произношение не только [о], но и [а]. Оба звука произносятся как неясный, в большей или меньшей степени сокращенный (по-научному − редуцированный) ы-образный звук, средний между [а] и [ы], условно обозначаемый знаком ер [ъ]. Например, пишем сковорода, проволока, а произносим скъвърада, провълъкъ. При произношении слов с неясными, по большей части сокращенными (редуцироваными) гласными, есть одна опасность, о которой надо постоянно помнить. Если мы будем слишком сокращать [а] и [о], некоторые слова могут зазвучать так, как звучат слова с другими значениями. Тогда наши собеседники могут не все понять из сказанного нами. Так, слово голова [гълава] может звучать как глава [глава], пароход [пърахот], − как проход [прахот], паровоз [пъравос] − как провоз [правос], сторона [стърана] − как страна [страна].

При произнесении согласных по-прежнему характерно в литературном языке, например, оглушение звонких согласных на конце слова (закон конца слова) и перед глухими и, наоборот, озвончение глухих перед звонкими (ассимиляция по глухости-звонкости). Приведем примеры возможного оглушения: дуб − ду[п], любовь − любо[ф’], круг − кру[к], площадь − площа[т’], дорожка − доро[ш]ка, алмаз − алма[с].

Однако некоторые говорящие при оглушении звонкого [г] на конце слова используют не парный ему глухой [к], что соответствовало бы орфоэпической норме, а согласный [х]. Говорят, например, вра[х] − враг, вдру[х] − вдруг, сне[х] − снег, фла[х] − флаг, что соответствует просторечному или диалектному произношению.

Приведем примеры и озвончения глухих перед звонкими согласными: вокзал − во[гз]ал, футбол − фу[дб]ол, сдать − [зд]ать, которые стали нормативными.

Однако у московского произношения с середины XIX в. был сильный конкурент − петербургское произношение. Оно отличалось от московского большей близостью к письменной речи, т.е. произношением, близким в некоторых случаях к написанию. Например, москвичи говорили м[и]ста, сладк[ъй], було[ш]ная, петербуржцы произносили, как писали − м[е]ста, сладк[ий], було[ч]ная.

В 20-х гг. XX века и в последующие десятилетия в русском литературном языке происходили большие изменения. Причины:

· массовыми перемещениями населения в стране,

· изменением социального статуса людей, не владевших произносительными нормами,

· смешением, особенно в городах, выходцев из разных местностей,

· ликвидацией неграмотности,

· повышением общего культурного уровня народа под влиянием средств массовой информации, кино, а потом и телевидения.

Да и само население Москвы и Ленинграда-Петербурга очень изменилось, поэтому в настоящее время трудно говорить о каких-то серьезных различиях в московском и петербургском произношении.

И все же старомосковское произношение до сих пор слышится в речи многих дикторов радио и телевидения, до сих пор культивируется на сцене многих театров, причем отнюдь не московских. Некоторыми оно и сейчас признается образцовым.

К наиболее заметным чертам старомосковского произношения обычно относят произношение:

1) окончаний 3-го л. мн.ч. глаголов II спряжения через =ут, =ют по аналогии с глаголами I спряжения − во[з’ут], но[с’ут], слы[шут]; ср. современное во[з’ът], но[с’ът] слы[шът];

2) окончаний И.п. ед.ч. прилагательных м.р. с основой на заднеязычные согласные г, к, х редуцированным звуком [ъ] на месте [и]: стро[гъj], тон[къj], mи[xъj]; ср.современное cmpo[г’uj], moн[к’uj], ти[x’uj];

3) суффиксов в инфинитиве, стоящих после заднеязычных г, к, х, также с редуцированным [ъ] на месте [и]: покри[къвъ]тъ, перепры[гъвъ]тъ, сма[хъвъ]тъ; ср. современное покри[к’ива]ть, перепры[г’ива]тъ, сма[хива]тъ,

4)гласного [а] как среднего между [ы] и [э], т.е. э], после шипящих ж и ш в 1-м предударном слоге: [жыэ]ра, [шыэ]ги, [шыэ]лун; ср.современное [жа]ра, [ша]ги, [ша]лун;

5) гласных [а, э] после мягких согласных в 1-м предударном слоге как звука, близкого к [и]: [ч’и]сы, с[в’и]тать, ср. современное [ч’ыэ]сы, с[в’ыэ]тать,

6) смягченных согласных перед последующими мягкими согласными: сча[с’т’]ье, ср. современный вариант сча[ст’]ье,

7) суффикса = ся (=сь) в возвратных глаголах как твердого [са, с]; ср. общеупотребительное [с’а, с’]; старал[с’ъ], старая[с’] и сценическое старал[съ], старая[с];

8) сочетание чн как шн: ску[шн]о, коне[шн]о;

9) сочетаний зж, жж какдолгого мягкого [ж]; ви[ж’]ать, дро[ж’]и; ср. современное ви[ж]ать, дро[ж]ы с твердым долгим [ж].

К сказанному о современном русском литературном произношении звуков и их комбинаций следует добавить, что в отличие от исконно русских слов, в которых перед е согласные смягчаются обязательно [св’эт, ст’и’на], заимствованные слова ведут себя по-разному. Одни сохраняют твердое произнесение согласного перед е, как в языке, из которого они заимствованы: ан[тэ]на, а[тыэ]лье. Другие оказались более податливыми и под влиянием исконно русских слов стали произноситься со смягченными согласными: аг[р’э]ссия, бан[диэ]роль. Имеется и третья категория заимствованных слов: в них допустимы оба варианта произнесения − твердое и мягкое: биз[нъ]с и биз[н’ъ]с, [дыэ]кан и [д’иэ]кан. К сожалению, отсутствуют какие-либо правила, касающиеся употребления твердых и мягких вариантов; такие правила пока невозможно сформулировать. Однако следует иметь в виду следующее. Чем больше то или иное заимствованное слово осваивается русским языком, тем вероятнее произнесение его с мягким согласным перед е, т.е. произнесение в соответствии с написанием: ср. историю произношения слова пионер − пио[нэ]р в30-е гг. и пио[н’э]р в настоящее время.

Оцените статью
Ты Леди!
Добавить комментарий