Как убежать от реальности. Зависимость

Как убежать от реальности. Зависимость Женщине

В фантазиях о легкой жизни

Легкая жизнь бывает очень редко. В большинстве своем людям приходится преодолевать какие-никакие проблемы. Если не приходится, то можно только пожалеть этих ничтожных людей: они теряют крайне полезный опыт самостоятельного решения проблем. Происходит в их жизни какая-то хрень, и они беспомощны, точно слепые котята.

Жалкие-жалкие люди. Не нужно мечтать о легкой жизни, это опасные мечты. Легкая жизнь простого обывателя скучна, неинтересна и не делает тебе чести. Приходится придумывать различные стандартные и скучные, но как бы оригинальные вещи типа прыжков с парашютом, поедания китайской хавки или специальных ссор, чтобы приобрести себе каких-никаких врагов. Не желай легкой жизни, иначе ты будешь самым несчастным на свете!

В прошлом

Любовью перетирать прошлое славятся как мужчины, так и женщины. Я думаю, что этим занимался каждый живущий на свете человек, ведь, наверное, это так классно — жить в том месте, которого нет. Жизнь изменчива, она никогда не прогнется под тебя, как поется в одной известной песенке, потом что жизнь и мир вокруг — это большие и эфемерные штуки, которые меняются всегда.

Люди тоже меняются, а если они не меняются и не приспосабливаются к окружающей действительности, им становится плохо. Желание вспоминать предыдущие отношения, места работы и всё то, что мы потеряли, не поможет тебе возродить все те чувства и ощущения от того, что происходило раньше. Лучше набираться новых впечатлений! Каждый день открываются новые двери, а ты как дурак стоишь у старой.

В будущем, которого быть не может

Есть люди, которых хлебом не корми дай думать о «прекрасном дне, когда…» Ему встретится идеальная девушка; он найдет идеальную работу; все люди станут обращать внимание на его личность; какой-то известный чувак заметит его, даст кучу денег и хорошую должность.

Вместо того чтобы пытаться выбраться из лабиринта жизни, мы тратим все наши душевные силы, чтобы думать о том, как однажды мы оттуда сами каким-то чудом вывалимся в прекрасный мир. Понимаешь, чувак, шанс того, что кто-то придет к нам, вытянет нас за ручку из всех проблем и даст сладкой ваты на палочке, столь мал, что говорить о нем нет никакого смысла.

В оправданиях

Лучшее, что ты можешь сделать для себя прямо сейчас, — это перестать говорить «Я хочу». Вместо этого нужно говорить «Я буду». Хватит говорить, что тебе помешал получить на профессию мечты жалкий случай; хватит говорить, что ты слишком юный, чтобы тягать штангу; хватит убеждать себя, что у тебя «кость широкая»; хватит думать, что ты не можешь найти себе женщину, потому что все они меркантильные суки, которые не хотят любить тебя просто так.

В зоне комфорта

Почти все знают, что такое «зона комфорта». Это то место, где нам по какой-то причине хорошо и удобно, но на самом деле это то место, которое кажется нам безопасным. Удобная работа без перспектив роста, где нас точно не уволят. Отношения с некрасивой глупой девушкой, которая выносит тебе мозг по сотне раз на день своими смешными предъявами.

Отсутствие интересов и жизненных стремлений, поскольку последние требуют определенной доли риска. Многим людям сцыкотно начать что-то делать. Это обычная проблема, чувак! Риск есть всегда, просто осознай этот факт. У Салтыкова-Щедрина была сказка «Премудрый пискарь», которая прекрасно описывает всю опасность зоны комфорта: герой не видел радостей любви, дружбы, решения проблем, он просто сидел в норе, изредка выходил поесть и залезал обратно, чтобы снова трястись за свою жизнь.

В материальных благах

Потребление — это не болезнь, это одно из проявлений эскапизма. Я уже писал про потребление в этой статье. Собственно, причина увлеченности покупкой разных штук в том, что чуваку категорически не везет на дам. Иногда, конечно, у него проблемы с работой, но он больше парится по поводу девушек, которые хотят с ним исключительно «дружить».

Возможно, покупка такого нефигового количества всякой хрени — это попытка выдавить из неодушевленных предметов хотя бы немного радости? Я не говорю, что деньги и вещи не нужны, я же не хиппи какой-то, просто отношение к ним должно быть как к средству обмена и инструментарию.

Где мы часто видим эскапизм?

Помимо того, что эскаписты вокруг нас – на экране. Конечно, побег от реальности очень распространен и в литературе. Например, главный герой романа «Жутко громко и запредельно близко» после семейной трагедии начал «изобретать» в своей голове вещи, чтобы унять тревогу.

Но в кино и сериалах эскапизм изображают особенно зрелищно. В «Запрещенном приеме» (Sucker Punch, 2021) героиня Эмили Браунинг сбегала в собственный мир – и это была практически ее суперсила. В более скромных и реалистичных «Битых пикселях» (Dead Pixels, 2021) персонажи плотно подсели на многопользовательскую игру и «сбегают» в нее при каждом удобном случае.

И все-таки это – самый наглядный пример непродуманного побега в глушь. Компания во главе с Денисом (Иван Янковский) оказывается далеко от цивилизации, без мобильной связи и наедине с лубочной картинкой Топей, пустой и довольно пугающей деревеньки. Но герои настолько плохо подготовлены к путешествию, что по ним остается только изучать минусы дауншифтинга.

Гейминг

Длинные многочасовые сюжеты могут подарить геймеру ту самую сказку, о которой писал Толкин. Достаточно богатых историями и матчастью франшиз «Ведьмак» или The Elder Scrolls, консоли или компьютера – и вы уже в фэнтези-мире. Если душа требует сложных смешанных эмоций, к вашим услугам простые, но гениальные The Path или To The Moon.

Дальше – больше: в прошлом игры в основном были одиночным занятием и погружением в себя, в настоящем же этих ограничений нет. Университет прикладных наук Бреды (Нидерланды) изучал этот феномен еще в 2009 году. Его исследователи пообщались с геймерами и выяснили: раньше геймер включал игру и попадал в «волшебный круг». Но появление многопользовательских игр разорвало круг – люди общаются и отдыхают вместе.

Как быть Леди:  Рассеянность и невнимательность: что это такое? Причины рассеянности и проблемы с концентрацией у взрослых. Как правильно бороться с рассеянным вниманием?

После тяжелого рабочего дня можно не только выместить стресс на мобах, но и делать это плечом к плечу со своими друзьями. Осталось только определиться, WoW, Dota, танки или League of Legends?

Дауншифтинг

Если говорить об улучшении жизни, то путешествия в этом не очень помогут. Обычно человек возвращается из поездки и все идет своим чередом. С другой стороны, есть дауншифтинг – экстремальный уход из своей обычной реальности, часто – на неопределенный срок.

Дауншифтеры отказываются от комфортных условий жизни, живут в минимализме. Например, уезжают исследовать природу Таиланда, или переселяются с одним ноутбуком на берег моря. Чаще всего на это нужны большие средства. И к дауншифтингу обычно обращаются люди, у которых они есть: карьеристы и гиперактивные члены общества, потерявшиеся в работе. Покинув большие города, они стараются отвлечься от всего, заглянуть вглубь себя и пересобрать свое «Я».

И иногда это действительно помогает. По возвращении реальность, вроде бы, та же – но люди говорят, что воспринимают и ценят ее иначе. Многие получают шанс посмотреть на свои слабые и сильные стороны, проверить себя на прочность и смелость. Когда дауншифтеры возвращаются домой, они могут начать «с чистого листа».

Закрытие гештальтов

Но незакрытые гештальты – это серьезная проблема. Даже детские обиды и травмы, если их не разрешить, могут серьезно помешать жизни. Проще говоря, человек ходит по кругу и повторяет те же ошибки, – например, раз за разом расстается с партнерами (точка А), – но никак не может дойти до точки Б.

И чтобы справиться с этой проблемой, нужен настоящий побег в себя, причем длительный. Желательно, чтобы в этом деле человеку помогал профессионал. Убегая от реальности в подсознание и посмотрев в глаза своим изъянам, можно исправить их — и улучшить свою жизнь.

Как именно люди «убегают» от реальности?

Новые способы эскапизма рождаются, пока вы читаете этот текст. Развиваются VR-технологии, изобретаются новые виды развлечений, прокладываются маршруты через бескрайние просторы. Осталось только выбрать нужный, по душе и кошельку.

Как убежать от реальности. зависимость

Как же мы сбегаем от реальности?

В гештальт-терапии существует понятие «цикл контакта», которое описывает любое взаимодействие двух людей или человека со средой, все этапы и процессы, происходящие между ними.

Так, любое взаимодействие начинается с преконтакта – первой стадии взаимодействия, на которой наша потребность только-только обозначается, начинает формироваться. Именно на этом этапе возникает напряжение, которое помогает нам определить потребность, выделить её, чтобы впоследствии успешно реализовать.

На этапе контактирования напряжение возрастает, потому что происходит поиск возможности удовлетворения потребности, определенной на этапе преконтакта.

На этапе фулконтакта происходит собственно удовлетворение потребности и в постконтакте – ассимиляция «результатов» от удовлетворения потребности. В итоге напряжение снижается до начального уровня.

Но все это происходит в идеальной ситуации, когда нет никаких препятствий для прохождения всех этапов цикла контакта.

При сформированной модели зависимого поведения, возникшее в зоне преконтакта напряжение, которое в идеале должно послужить выявлению потребности, становится непереносимым и мы выбираем более легкий, «обходной» путь – проскакиваем весь цикл контакта «по прямой», не вступая в реальный контакт, перепрыгивая сразу в зону постконтакта и сбрасывая напряжение.  Таким образом, реальная потребность не выявляется, а её удовлетворение заменяется различными суррогатами.

Способ сокращения пути и выбираемые «суррогаты» у каждого свои – алкоголь и другие токсические вещества, спорт, секс, скандалы, адреналин и прочее – фантазия нашего подсознания не знает границ.

Проскакивая весь цикл контакта «по прямой», мы избегаем реального взаимодействия с партнером и окружающим миром, не выясняем и не устраняем истинные причины возникшего напряжения. Этот «прямой путь» по своей сути является настоящим бегством от реальности.

По какой причине происходит это бегство? Как правило, мы бежим от того, что больно или страшно. Часто этому сильно способствует негативный опыт, полученный в прошлом. Именно негативный опыт формирует привычку не встречаться с настоящими причинами и потребностями, ведь мы на собственной шкуре ощутили когда-то, что это может быть больно и сформировали другой, обходной путь.

И совсем не важно, что это «больно» было когда-то давным-давно, для подсознания срока давности не существует. Механизмы, которые сформировались в далеком детстве, продолжают действовать всю жизнь, зачастую её отравляя. Ведь то, что помогало выжить и существовать маленькому ребенку, взрослому чаще всего мешает. Не выявленная и неудовлетворенная потребность никуда не исчезает, а лишь приглушается на время, напряжение постепенно растет и время от времени прорывается наружу причиняя боль и нам и нашим близким.

Но хорошо, что наша психика пластична и изменчива. С помощью специалиста можно не только отследить используемые «обходные» механизмы снятия напряжения без выявления реальной потребности, но и откорректировать их.

В результате становится доступным прохождение полного цикла контакта, встреча с реальностью, выявление и удовлетворение истинной потребности, и снятие напряжения наиболее «экологичным» способом.

Наступает если не полное избавление от зависимости, то достижение стойкой ремиссии, которая позволяет осознанно жить и получать удовольствие от жизни.

Кино и сериалы

Как давно вы набирали побольше еды и садились запоем смотреть новый сезон любимого шоу? Культура binge-watching подарила людям не только гарантированные планы на выходные, но и полный побег от реального мира. В случае с Netflix не нужно даже нажимать на кнопку, чтобы включить следующую серию. То же самое и с марафонами кино.

Мыльные оперы и длинные сериалы – это любимые герои, которые всегда с вами. В окружении всегда найдутся друзья и знакомые, которые типируют себя по персонажам «Друзей» или «Как я встретил вашу маму». Любимые сериалы отлично снимают напряжение и помогают отвлечься от ежедневных дел.

Но некоторые шоу дают не просто развлечение, но и рефлексию. Например, комедийный сериал «В лучшем мире» (The Good Place) в очень легкой форме заставляет задуматься о сложных вещах: смерти, морали, совершении добра для своих ближних. Не говоря уже о том, что просмотр одного фильма Андрея Тарковского может занять человека на долгие часы, а темы западут в душу на долгие дни.

Откуда вообще это слово – «эскапизм»?

Понятие «эскапизма» (от англ. escape – сбегать) используется в разных сферах: философии, психологии, науке, искусстве. Сбежать можно в каком угодно смысле. Одни люди бегут физически, другие просто углубляются в свое сознание.

Как быть Леди:  Прилагательные характеризующие человека с хорошей стороны

Ближе и понятнее всего уход от реальности объяснил великий сказочник Дж. Р. Р. Толкин. Неудивительно, что об эскапизме писал именно он – кому знать о нем, как не создателю самых популярных на свете эльфов, гномов, героических людей и не менее героических маленьких хоббитов?

Причем Толкин не только описывал эскапистов – по сути, своих же поклонников. Он по-настоящему защищал фанатазеров и фантазерок от критики и нападок в своем эссе «О волшебных сказках» (On Fairy Stories) 1947 года.

Преимущества эскапизма очевидны. а какие у него есть опасности?

Застрять в цикле и постоянно бежать от реальности очень легко. Но одно дело временно поставить жизнь на паузу, пока вы не пройдете Cyberpunk 2077. Совсем другое – систематически игнорировать свои проблемы и не меняться.

Далеко не все люди ради игр или книг отказываются от еды и социализации, поэтому опасности эскапизма неочевидны. Пожалуй, единственный его вариант с явной и немедленной опасностью – все тот же дауншифтинг.

Если снова ориентироваться на примеры с экрана, большинство из них, конечно, в жизни не встретить – нам необязательно есть жуков, как участникам «Последнего героя». А вот нарваться на неприятности в провинции, причем в любой стране, можно запросто.

Даже приют у милой старушки в «Топях» оборачивается для героев бедой: людям свойственно теряться, заходить на чужую территорию и нарушать местные обычаи, самим того не зная. Опасны не только люди, но и сама природа (те же болота). На путешественника могут напасть животные, в том числе смертельно опасные – а получить медицинскую помощь вдали от цивилизации бывает непросто. Не говоря уже о преступности и бездействии местных властей.

Еще одна опасность лежит не снаружи, а внутри потенциальных эскапистов. Важно помнить, что побег от реальности – только инструмент, но не само решение. Например, если герой Денис не может мысленно справиться с перспективой смерти, застывшая в прошлом деревня ему не поможет. Эту внутреннюю борьбу со страхом нужно вести самостоятельно – в том числе закрывать какие-то гештальты.

И, конечно, если вдруг так случилось, что вы застрелили человека или потеряли работу, Топи не спасут от ответственности. Неправильная мотивация может подвести, даже если человек верно подобрал инструмент для решения проблем.

Путешествия в экзотические страны

Поездки за границу (и даже в пределах своей страны) – самое буквальное прочтение «побега». Речь здесь, конечно, не о запланированном отпуске, а о более пространных вещах. Можно по-разному относиться к разным духовным ретритам, йога-турам и паломничеству, но в конечном итоге все это – полезный эскапизм.

Философ Жан Бодрийяр описывал современное желание путешествовать очень просто и доступно в сборнике «Прозрачность зла» (2000).

Перемещение в пространстве – это избавление от вашего пола и от вашей культуры. Именно эта форма, форма изгнания и избавления одерживает сегодня верх над классическим путешествием, совершаемым в поисках открытий.

Поездки в экзотические страны и знакомство с другими (часто восточным) культурами нужно не для того, чтобы преисполниться в сознании. Чаще всего это такой же отдых, как валяние на солнышке у моря. Просто воздействует он больше не на тело, а на психику и дух.

Кроме того, часто поездки в такие страны, как, например, Япония – это более близкое знакомство с любимой культурой. Внутренний ребенок точно будет благодарен за визит в «Покемон Центр» или на студию Ghibli.

Ролевые игры и косплей

И снова мысленно вернемся к Толкину: его преданные фанаты давным-давно нашли способ принести немного сказки в реальную жизнь. Одни собираются и воспроизводят сцены из «Властелина колец» не хуже исторических реконструкторов, другие просто любят провести время в кругу единомышленников и не вспоминать о реальном мире.

Например, до пандемии в Нескучном саду в Москве можно было присоединиться к команде «Эгладор».По описанию участников, они «общаются, играют на гитаре, файтятся на деревянных мечах». Выбрать себе можно любую сказочную личность (в рамках канона, конечно).

Интернет сделал перевоплощение в персонажей еще проще. Косплееры работают над своими сложными костюмами и макияжем не только перед походом на Comic Con – похвастаться мастерством можно даже в TikTok. Например, пользователи nyannyancosplay (1,5 млн. подписчиков) и peachyfizz (1,4 млн. подписчиков) записывают сценки с персонажами и повторяют популярные тренды, но «в образе». Если смотреть видео о создании их костюмов и мейк-апа, плюсы и сложности такого «побега» очевидны – на него нужно мастерство.

Так эскапизм – хорошо или плохо?

Ответ на этот вопрос очевиден: в небольших дозах эскапизм полезен, даже необходим. Современного человека ежедневно пугает, отвлекает, напрягает и расшатывает слишком большое количество вещей. Иногда только тот самый «волшебный круг» геймеров может спасти нервы и рассудок.

Но если переборщить или плохо подготовиться к своему побегу, последствия будут серьезными. С играми можно заработать зависимость, с учебой и духовным развитием – обманываться и, наоборот, топтаться на месте. А экзотические путешествия и дауншифтинг могут вовсе привести к трагическим последствиям.

Уход от реальности как средство защиты от болезненного чувства стыда — сферамед

Уход от реальности как средство защиты от болезненного чувства стыда

Важнейшей защитой от стыда является уход

Когда кто-то прибегает к уходу, он пытается сбежать от чего-либо не комфортного — почти как ребенок, который, притронувшись к печке рукой, инстинктивно отдергивает ее.

Люди, уходящие от стыда, могут делать это и физически, и эмоционально. Чем более болезнен эпизод стыда, тем более вероятно, что человек сбежит.

Физические признаки, обычно сопутствующие стыду, — опускание взгляда, отворачивание, покраснение и т.д. — все показывают, что жертва переживает подавляющие и остро болезненные чувства и что она одновременно пытается ослабить эти чувства, отклоняя их. В этот момент человек не может встретиться глазами со своим обвинителем не только потому, что чувствует себя осуждаемым им; стыдящийся человек должен также справиться с неожиданным выбросом адреналина, сопровождающим это тревожное переживание. Он может нуждаться в том, чтобы покинуть сцену до того, как его тело заставит его плакать, кричать или драться.

Стыдящиеся люди, использующие уход, соприкасаются со своим стыдом. Они не отрицают полностью свои чувства. Фактически, все они слишком осознают свою боль и не уверены, что выдержат ее еще больше. Они чувствуют себя видимыми до глубины, неспособными предохранить свою личность от атак и разрушения. Бегство — естественная реакция на такую,ситуацию.

Как быть Леди:  Опыт нравственного православного богословия в апологетическом освещении. Том I, XVII. Автономная мораль Канта - протоиерей Николай Стеллецкий - читать, скачать

Физический уход — наиболее прямой путь к избежанию стыда. Алкоголик может делать попытки «географического бегства», переезжая из города в город, когда его поведение приводит к тому, что становится слишком ужасной мысль увидеть своих друзей вновь.

Каждый раз человек получает шанс начать сначала — новые знакомства до появления подозрений могут принести ему облегчение и вылечить его уважением и доверием. К несчастью, алкоголик несет свою болезнь с собой; порождающее стыд поведение скоро вернется, начиная другой непродуктивный круг стыда. Проблема такого поведения в том, что алкоголик настолько стыдится себя, что уходит, вместо того чтобы бороться с подлинными причинами. Этот человек отчаянно бежит от своего стыда, не понимая, что на самом деле берет его с собой, куда бы он ни шел.

Физический уход может быть гораздо более тонким, чем буквальное бегство. Клиент, который избегает контакта глаз, рассказывая особенно чувствительный секрет, модулирует величину контакта, которую может выносить сейчас. Так же и ребенок, вертящийся, пока мать отчитывает его, поворачиваясь из стороны в сторону, осуществляет приспособление и пытается минимизировать свой стыд.

Родители, которые, видя такое поведение и расценивая его как неповиновение, настаивают:»Стой прямо и смотри прямо на меня, когда я говорю с тобой», сильно увеличивают стыд ребенка, так как теперь он не имеет защиты в виде частичного ухода.

Как и в случае с отрицанием, следует уважать потребность человека в уходе. Следует позволить человеку разорвать контакт глаз без интерпретации этого события как трусости или уклонения. Наиболее правильным будет в такой ситуации немного отодвинуться или посмотреть в сторону, чтобы — показать стыдящемуся человеку, что не вы будете посягать на его территорию и позволите ему контролировать интенсивность эмоций, сопровождающих значимое самораскрытие. Или наоборот, можно предложить поддерживающий физический контакт во время таких событий, такой как небольшое объятие или прикосновение к руке.

Уход может стать привычным. Когда это случается, человек начинает убегать от тех аспектов жизни, которые особенно опасны, от зон, где он может испытать стыд. Эмоционально это означает развитие способности оставаться в стороне от других. Некоторые стыдящиеся люди кажутся друзьям и семье эмоционально недоступными, в то время как в действительности они не осмеливаются стать ближе из-за своего страха быт отвергнутыми. Они уверены, что другие могут увидеть их недостатки, и поэтому они могут быть в безопасности, только сохраняя дистанцию.

Этот пример эмоционального отхода обычен для алкоголиков и членов их семей. Алкоголик может пить частично для того, чтобы помочь себе уйти от угроз ежедневного существования, включающих стыд. Алкоголь затем может стать единственным другом употребляющего, единственным, к кому он может обратиться, когда эти чувства приближаются.

Такое поведение особенно вредно для тех химически зависимых лиц, которые предпочитают пить или принимать наркотики в одиночку; гонимые от других страхом стыда, эти одиночки в конце концов могут стать почти полностью изолированными. Хотя даже кажущиеся коммуникабельными употребляющие в таких случаях алкоголь могут пасть жертвой прогресса такого поведения, постепенно становясь менее заинтересованными в окружающих по мере усиления алкогольной зависимости.

Невидимость — другой симптом потребности в уходе от стыда.

Стыдящиеся люди привыкают к тому, что быть увиденными — значит пережить болезненное унижение; в своих попытках предохранить себя от таких чувств они приходят к тому, что самое безопасное — это когда никто вообще не обращает на них внимания. Такие люди развивают замечательную способность сливаться с фоном. Они просто отказываются привлекать к себе внимание, предпочитая жизненную позицию «за сценой», позволяя другим получать признание за те хорошие вещи, которые они делают, чтобы только не быть отвергнутыми за какой-нибудь из своих недостатков.

Эти люди не получают позитивного внимания, и поэтому у них мало шансов подкрепить приятное чувство гордости собой. Они остаются в убеждении, что с ними что-то не так, и поэтому продолжают прятаться в фоне.

Алкоголики, добившиеся невидимости, чувствуют себя комфортно, поскольку другие склонны не замечать проблем их пьянства, так же как и другой их активности.

Эти люди могут быть «вторыми» алкоголиками в семье, относительно незаметными благодаря вопиющему поведению более очевидного пьяницы. Например, когда главный алкоголик сильно пьян и смущает всех окружающих, этот может выпить столько же, но тихонько «отрубиться» в углу. Позже, когда его алкоголизм откроется, его друзья и семья, вероятно, не поверят в это. Они могут отказываться принять такой диагноз, потому что «он просто не может быть алкоголиком — он никогда не создает неприятностей, как его брат».

Конечно, невидимый алкоголик может привести в точности те же аргумента, чтобы объяснить свои проблемы. Ему понадобится помощь, чтобы принять идею о том, что можно быть алкоголиком, даже не отличаясь открыто несносным поведением.

Стыдящийся человек может найти другие способы ухода. Он может разработать концепцию своей полной некомпетентности в жизни, своей сущностной несостоятельности. Такие люди бросают попытки управлять своей жизнью. Как это ни странно, они достигают определенного чувства автономии, когда другие, убедившись в их бестолковости, оставляют их одних. Как бы то ни было, цена противостояния стыду таким образом огромна; однажды получив ярлык неудачника, очень трудно от него избавиться.

Люди, чье самовыражение базируется на несостоятельности, могут предпочесть неудачу победе. Они могут оставить стационар за день до выписки, не в силах принять необходимость изменения образа себя в случае успеха в лечении. Их подспудный страх состоит в том, что успех приведет к их видимости, которая, в свою очередь, повлечет за собой только стыд и позор. Такие люди предпочитают принять свою тотальную несостоятельность, потому что стыд, подразумеваемый этой ситуацией, может быть принят с меньшей болью, чем если бы он был непосредственно переживаемой эмоцией.

Понятие заброшенного ребенка — другой пример того, как дети, вырастающие в семьях алкоголиков, могут защищаться от стыда и других болезненных аффектов. Заброшенный ребенок прерывает контакты с семьей и друзьями. Он не способен выносить дисфункциональные аспекты жизни в этом доме и покидает его эмоционально, а иногда и физически, чтобы выжить. Позже, будучи взрослым, такой человек может не знать, как выразить свои потребности или как получить заслуженное внимание других.

В общем, уход есть важная защита, используемая для уменьшения чувства стыда. Алкоголизмспособствует уходу и может быть рассмотрен в этой перспективе как центральная защита против стыда.

Оцените статью
Ты Леди!
Добавить комментарий