Зачем он это делает? — Ланди Банкрофт

Зачем он это делает? — Ланди Банкрофт Женщине

Вопрос 1: происходит ли это оттого, что он подвергся жестокому обращению в детстве?

Исследования показали, что жестокое обращение с женщинами весьма слабо связано с детскими переживаниями и травмами. Существуют гораздо более надежные факторы прогноза в отношении того, какие мужчины будут жестоко обращаться с женщинами. Замечу: мужчины, проявляющие насилие к другим мужчинам, часто бывают жертвами абьюза в детстве, однако эта связь гораздо менее очевидна для тех, кто применяет физическое насилие к женщинам.

Единственное исключение: мужчины, применяющие к женщинам грубое физическое насилие или терроризирующие их, зачастую пережили жестокое обращение с собой в детстве. Иначе говоря, тяжелое детство само по себе не приводит к тому, что человек становится жестоким, но может внести свой вклад в то, что жестокая личность становится наиболее опасной.
Если бы жестокость была результатом эмоциональных травм детства, абьюзеры могли бы преодолеть свои проблемы, прибегнув к психотерапии.

Но о случаях существенных и устойчивых изменений жестокой модели поведения в результате психотерапии что-то не слышно. Он может справиться с другими эмоциональными трудностями, может понять себя самого, но его поведение останется прежним. На деле оно, как правило, становится еще хуже, поскольку он использует психотерапию для выработки новых самооправданий, более сложные аргументы для доказательства, что его партнерша психически неуравновешенна, и более творческие способы заставить ее чувствовать ответственность за его эмоциональные страдания.

Для многих тиранов подход «свали все на детство» имеет еще одну дополнительную привлекательность: фокусируясь на неправильных действиях своей матери, он может обвинить женщину в своем плохом обращении с противоположным полом. Это объяснение может быть привлекательным и для самих женщин, являющихся жертвами жестокости, поскольку оно придает определенный смысл его поведению и позволяет ей безопасно злиться на кого-то, поскольку злиться на него всегда значит получить взрыв в свой адрес…

Мои клиенты, которые наиболее активно прибегали к психотерапии или программам реабилитации после злоупотребления психотропными веществами, иногда сами звучали как психотерапевты, а несколько из них таковыми и были. Один из клиентов пытался втянуть меня в дебаты замечаниями типа:

«Ну, ваша группа следует когнитивно-поведенческой модели, которая, как показывает практика, имеет ограниченные возможности с такими глубокими проблемами, как эти». Жестокий мужчина, усвоивший язык чувств, может сводить с ума свою партнершу, превращая каждый аргумент в психотерапевтический сеанс, во время которого он рассматривает ее реакции под микроскопом и назначает себя на роль ее «спасителя»[5].

Он может, например, «объяснить» ей эмоциональные проблемы, которые ей следует проработать, или анализировать обоснования ее «ошибочного» убеждения, что он плохо с ней обращается.
Тиран может приукрашивать свои детские страдания, обнаружив, что это помогает ему избегать ответственности.

Бюллетень Национальной ассоциации окружных прокуроров сообщил о показательном исследовании, проведенном на группе сексуальных насильников детей. Исследователь спрашивал каждого мужчину, подвергался ли он сам сексуальному насилию, когда был ребенком. Внушительные 67 % субъектов исследования ответили «да».

Однако после этого исследователь сообщал мужчинам, что он намерен подключить их к детектору лжи и задать те же вопросы. Количество утвердительных ответов внезапно упало до 29 %. Другими словами, насильники всех сортов, как правило, понимают преимущество, которое они могут получить от слов: «Я жесток, потому что со мной тоже были жестоки».

Обычный жестокий мужчина старается поддерживать положительный имидж, но некоторые ведут себя грубо и угрожающе со всеми. Как насчет таких? Является ли это результатом плохого обращения с ним родителей? Ответ: и да, и нет – в зависимости от того, о какой проблеме мы говорим.

Я не говорю, что вы не должны сочувствовать детским страданиям вашего партнера.
Жестокая личность заслуживает такого же сопереживания, как и нежестокая, не больше и не меньше.

Но нежестокий мужчина не использует свое прошлое для оправдания своего плохого обращения с вами. Сочувствие вашему партнеру может быть ловушкой, заставлять вас испытывать чувство вины за то, что вы протестуете против его жестокого поведения.

Иногда я говорю своему клиенту: «Если вы так переживаете из-за того, что с вами жестоко обращались в детстве, значит, вы знаете, каково это, когда с тобой обращаются жестоко. Вы должны помнить, как бывает больно, когда тебя унижают, запугивают, говорят, что ты сам виноват в том, что к тебе жестоко относятся.

Если вы действительно прошли через это, вы должны относиться к женщинам менее, а не более жестоко». Как только я указываю на это, клиент прекращает упоминать о своем ужасном детстве: он хочет привлекать к нему внимание, только если оно является оправданием, чтобы остаться таким, как есть, но не тогда, когда оно является поводом к тому, чтобы измениться.

Книга "почему он делает это? кто такой абьюзер и как ему противостоять" бэнкрофт ланди – купить книгу isbn 978-5-04-109495-9 с быстрой доставкой в интернет-магазине ozon

Вопрос 2: он делает это с умыслом?

Когда мой клиент говорит, что становится агрессивным, потому что теряет над собой контроль, я спрашиваю его, почему он не сделал чего-то худшего. Например: «Вы назвали ее чертовой шлюхой, выхватили телефон из ее руки и швырнули его в другой конец комнаты, затем толкнули ее, она упала.

Она была у ваших ног, и вам легко было пнуть ее ногой по голове. Итак, вы только что сказали, что полностью потеряли самоконтроль, но вы не пнули ее. Что вас остановило?» И клиент всегда может назвать мне причину. Вот некоторые распространенные объяснения:

– Я не хотел нанести ей серьезного вреда.

– Я понял, что дети смотрят на нас.

– Я боялся, что кто-нибудь вызовет полицию.

– Я бы убил ее, если б сделал это.

– Сцена становилась громкой, и я боялся, что соседи услышат.

И наиболее частый ответ из всех: «Господи, я бы никогда не сделал этого. Я бы никогда не сделал с ней ничего подобного».

Ответ, который я слышал лишь дважды за 15 лет работы: «Я не знаю».

Эти готовые ответы срывают покров с оправдания «потерял контроль», используемого моими клиентами. В состоянии буйства жестокости, словесной или физической, разум мужчины контролирует целый ряд параметров: «Я делаю нечто, о чем могут узнать другие люди, так может ли это заставить их плохо думать обо мне?

Прозрение пришло ко мне после работы с первыми несколькими десятками клиентов: агрессор практически никогда не делает того, что он сам считает морально неприемлемым. Он скрывает свои действия, поскольку полагает, что другие будут против этого, но внутри себя он считает эти действия оправданными.

Я не могу вспомнить клиента, который сказал бы мне: «Тому, что я сделал, нет оправданий. Я кругом не прав». У него обязательно есть причина, которую он считает достаточно веской. Короче, центральная проблема жестокой личности состоит в искажении восприятия правильного и неправильного.

Иногда я спрашиваю клиентов: «Кто из вас ощущал себя настолько обозленным на свою мать, что испытывал непреодолимое желание назвать ее стервой?» Обычно половина или более членов группы поднимают руки. «А кто из вас хоть раз выполнил это желание?» Руки тут же опускаются, мужчины бросают на меня ошеломленные взгляды, будто я спросил их, не продают ли они наркотики возле начальной школы.

А невысказанное продолжение этого утверждения мы можем произнести за моих клиентов: «Но я могу так обращаться с женой или девушкой, если у меня есть для этого достаточно уважительная причина. Это другое».
Иначе говоря, проблема жестокого мужчины прежде всего в том, что контролирующее поведение или жестокое обращение с партнершей может быть оправданно.

Этот вывод имеет огромное значение для коррекционной работы. Об этом мы будем говорить позже.

Когда я только начинал консультировать, мой собственный миф о потере контроля постоянно приходил в столкновение с реальностью, содержавшейся в рассказах моих первых клиентов. Кеннет подтвердил, что часто приглушал свет, а затем убеждал Дженифер, что ничего не изменилось, пытаясь заставить ее чувствовать себя сумасшедшей (он, кстати, занимает выдающееся место в моих воспоминаниях из-за его открытой критики товарищей по группе за их бесчувственность по отношению к партнершам, несмотря на его собственные действия).

Джеймс сказал, что иногда прятал что-то от подруги – книжку или ключи от машины, – дожидался, когда она занервничает и расстроится, а затем выкладывал эту вещь на видное место и настаивал, что она всегда там лежала. Марио измерил расстояние от дома до магазина и, если жена говорила, что ездила за покупками, проверял счетчик пробега на машине – не была ли она где-то еще?

Как-то мои коллеги Дэвид и Кэрол готовили для конференции скетч и решили показать репетицию своей группе. После этого члены группы со скоростью пулемета начали выдавать свои рекомендации по улучшению скетча, адресуя их в основном Дэвиду: «Нет, Дэвид, ты не должен оправдываться в том, что пришел поздно, – ты так обороняешься!

Оберни все против нее, скажи, что ты знаешь, что она тебе изменяет… Ты слишком далеко, Дэвид, – подойди к ней на пару шагов, пусть знает, что ты настроен серьезно… ты позволяешь ей слишком много говорить, прерви ее и не отклоняйся от своей темы». Консультанты были поражены тем, насколько их клиенты осознавали все многообразие используемых ими приемов, и тем, почему они их использовали: охваченные вдохновением от просьбы высказать свое мнение о скетче, они сняли маску «потерявшего над собой контроль агрессора, не ведающего, что творит»!

Я не хочу, чтобы жестокие мужчины казались исчадиями ада. Они не просчитывают и не планируют каждое совершаемое ими действие, хотя преднамеренно действуют гораздо чаще, чем вы можете подумать.
Воспринимайте жестокую личность как циркового акробата – «неистового»… до определенной степени, который никогда не забывает, где проходят границы допустимого.

Когда кто-либо из моих клиентов говорит мне «я взорвался» или «я просто потерял контроль», я прошу его мысленно пройти шаг за шагом через моменты, приведшие к жестокому поведению. Я спрашиваю: «Вы «просто взорвались» или же в какой-то момент решили дать себе зеленый свет?

Как быть Леди:  Астигматизм у детей - что это, причины, симптомы, виды и степени детского астигматизма, диагностика, профилактика и методы лечения

Был ли какой-то момент, когда вы подумали «с меня достаточно» или «я не собираюсь больше этого терпеть», и в это мгновение вы решили разрешить себе дать свободу сделать то, что вы хотели или намеревались сделать?» После этого проблеск понимания появляется в глазах клиента и он обычно подтверждает, что на самом деле был момент, когда он дал себе волю, чтобы начать шоу.

Даже те, кто применяет физическое насилие, демонстрируют наличие самоконтроля. Так, в момент приближения полицейских они обычно сразу успокаиваются, а когда они появляются в доме, говорят с ними в дружественной и разумной манере. Полицейские практически никогда не застают избиения в действии.

Тай, когда-то устраивавший бытовые побоища, а теперь консультирующий других мужчин, в видеопособии сообщает, что, погасив приступ ярости, вежливо рассказывал полицейским, что она сделала. Затем они смотрели на нее, и оказывалось, что именно она не контролировала себя, поскольку я только что унижал ее и нагонял на нее страх.

Глава 1. тайна

Прислушайтесь к словам этих женщин:

– В нем два разных человека. У меня ощущение, что я живу с Доктором Джекилом и Мистером Хайдом.

– На самом деле он не хотел меня обидеть. Он просто потерял контроль над собой.

– Все думают, что он совершенно замечательный. Не понимаю, что во мне выводит его из себя.

– Он совершенно нормальный, когда трезвый. Но стоит ему выпить – берегись.

– У меня такое чувство, что ему не нравится все, что я делаю.

– Он напугал меня несколько раз, но никогда не обижал детей. Он замечательный отец.

– Сначала он грязно обзывает меня, а через час ему нужен секс. Не понимаю…

– Иногда он выносит мне мозг.

– Суть в том, что он по-настоящему понимает меня.

– Почему он это делает?

Этими словами женщины пытались описать свои отношения с партнером. Каждая из них знает: происходит что-то не то, но не может точно определить, что именно. Всякий раз, когда ей кажется, что она поняла причину его раздражения, появляется новый повод для негативного поведения. Отдельные фрагменты не хотят складываться в целостную картину.

Каждая из этих женщин пытается найти смысл в бесконечной череде стремительных бросков из стороны в сторону в отношениях с партнером. Вот история Кристен:

«Маури казался мужчиной моей мечты. Не верилось, что все это происходит со мной наяву. Обаятельный, веселый – самый лучший! – он с ума сходил по мне. Я открыла ему душу, рассказав о тяжелых испытаниях, через которые мне пришлось пройти, и он был полностью на моей стороне… Чего бы я ни захотела, он все делал. Первый год или чуть больше жизни с ним был великолепным.

А потом, когда мы начали жить вместе, все стало меняться. Он вдруг заговорил о том, что ему необходимо больше свободы. Я не понимала, в чем дело, ведь это он стремился быть вместе каждую секунду.

Позже в его словах стало звучать все больше критики и претензий. И говорю я без передышки, и эгоцентричной стала, и ничего не делаю со своей жизнью. Может, и так… Я и впрямь много говорю, но раньше он, казалось, не мог меня наслушаться. Да, возможно, он прав в том, что я могла бы больше стремиться к развитию, но меня устраивает то, что есть.

Мы до сих пор вместе, но у меня такое чувство, что он собирается меня бросить. Кажется, я не оправдываю его ожиданий. Сейчас, когда он по-настоящему зол или расстроен, откровенно оскорбляет меня. Несколько дней назад сказал: «Ты ленивая стерва, просто ищешь мужика, чтобы жить за его счет, как и твоя мать».

Он говорит, что я очень изменилась, но я сомневаюсь в этом. Иногда в течение нескольких дней он кажется мне тем самым парнем, в которого я когда-то влюбилась. У меня появляется надежда, но… Я чем-то вывожу его из себя и не могу понять, что делаю неправильно».

Кристен мучило несколько вопросов. Что стало с человеком, которого она так сильно любила? Почему он ее оскорбляет? Что ей делать, чтобы вспышки его гнева прекратились? Почему он думает, что это она изменилась?

Истории других женщин сильно отличаются от истории Кристен, но недоумевают они так же, как и она. Вот рассказ Барбары:

«Фрэн, в общем-то, тихий и стеснительный. Но ужасно милый, и я влюбилась в него с первого взгляда. Мне пришлось бегать за ним – его было трудно разговорить. Мы гуляли и вели интересные разговоры, и я не могла дождаться, когда снова увижу его. Но прошло три недели, и он начал говорить, что плохо себя чувствует, или что приехала его сестра, или что-нибудь еще. Пару раз он забывал про свидания.

Ну, в конце концов он рассказал, в чем дело. Оказалось, его очень сильно обижали: ему много изменяли, и женщины довольно жестоко поступали с ним. Он боялся нового сближения.

Но я была настойчива. Я старалась показать ему, что не такая, как те женщины из его прошлого. Я не кокетка. Я не стремлюсь демонстрировать свое тело. Это просто не в моем стиле. Но Фрэн этому не верил. Он всегда говорил, что я строю глазки мужчине за соседним столом или оглядываюсь на того, кто идет позади нас.

Я очень хотела замуж, поскольку думала, что он почувствует себя более уверенно со мной, но он относился к этой идее прохладно. Когда же мы поженились, на некоторое время он стал больше доверять мне, но затем ревность вернулась и уже больше не уходила.

Миф № 8: он псих. у него психическое заболевание, которое необходимо лечить

Мужчина, лицо которого искажено горечью или ненавистью, выглядит немного сумасшедшим. Когда его настроение меняется с радостного на агрессивное за одно мгновение, его психическая устойчивость вызывает вопрос. Когда он обвиняет свою партнершу в том, что она строит планы, как навредить ему, он кажется параноиком. Ничего удивительного в том, что партнерша жестокого мужчины начинает подозревать, что он психически болен.

И все же подавляющее большинство моих клиентов были психологически «нормальны». Их разум работал логично, они понимали причинно-следственные связи, у них не было галлюцинаций. Их восприятие большинства жизненных обстоятельств было адекватным. О них хорошо отзывались на работе, они хорошо учились или занимались на курсах подготовки, и никто, кроме их партнерши и детей, не думал, что с ними что-то не так. Нездорова их система ценностей, а не психика.

Большая часть того, что кажется ненормальным в поведении жестокой личности, отлично на нее работает. Помните Майкла, который никогда не ломал своих вещей, и Маршалла, не верившего в собственное ревнивое обвинение? Далее вы найдете массу примеров методичности, стоящей за безумием жестоких личностей.

Вы также узнаете, насколько искажен их взгляд на партнерш – из-за чего абьюзер может казаться эмоционально неустойчивым – и где эти искажения берут свое начало.
Исследования демонстрируют, что даже среди применяющих физическое насилие мужчин психически больных немного.

Несколько моих клиентов, отличавшихся особо брутальным физическим насилием, прошли психологическое освидетельствование, и только один из них имел психическое заболевание. В то же время некоторые мои клиенты, которые, по моему убеждению, были по-настоящему ненормальны, физического насилия не осуществляли.

Исследования указывают на то, что среди тех, кто применял наиболее экстремальное физическое насилие – душил партнершу, приставлял пистолет к голове, выслеживал и убивал, – уровень психических заболеваний выше. Но какого-то конкретного психического заболевания, типичного для такого рода жестоких агрессоров, не существует.

У них могут быть различные диагнозы, в частности психозы, пограничные расстройства личности, маниакальная депрессия, асоциальный склад личности, обсессивно-компульсивное расстройство и пр. (и даже среди наиболее опасных агрессоров есть много таких, которые не демонстрируют видимых психиатрических симптомов).

Как могут различные психические заболевания приводить к схожим схемам поведения? Никак. Психическое заболевание приводит к жестокости не больше, чем алкоголь. То, что происходит, скорее говорит о том, что психиатрические проблемы взаимодействуют с жестокостью, формируя склонность к насилию.

Так, жестокого мужчину в глубокой депрессии может перестать беспокоить то, что последствия его действий могут принести страдание ему самому, и это повышает опасность того, что он предпримет серьезную атаку на жену или детей. Жестокая личность с психическим заболеванием имеет две отдельные – хотя и связанные между собой – проблемы, точно так же, как это происходит с алкоголиками и наркоманами.

Фундаментальный справочник по психическим заболеваниям – «Диагностико-статистическое руководство по психическим заболеваниям»[6] – не содержит заболеваний, которые могли бы послужить диагнозом для жестоких личностей. Некоторые врачи растягивают одно из определений, чтобы применить его к клиенту, склонному к жестокости, – синдром эпизодического нарушения контроля, например, – чтобы страховка покрывала его лечение.

Однако этот диагноз ошибочен, если он ставится исключительно на основе его жестокого поведения. Человек, чье деструктивное поведение ограничивается, в основном или полностью, сферой интимных отношений, является жестокой личностью, а не психиатрическим пациентом.

Еще два слова о психических заболеваниях: во-первых, я слышал человека, который, обсуждая насилие со стороны жестокого мужчины, сказал: «Он должен иметь иллюзорную веру в то, что может остаться безнаказанным». Но, увы, на самом деле часто выходит так, что он может остаться безнаказанным, поэтому такая уверенность отнюдь не иллюзорна.

Во-вторых, я получил ничтожно малое количество отчетов о случаях, когда поведение жестокой личности временно улучшилось в результате приема медикаментов. В целом эпизоды жестокости не прекратились, но наиболее шокирующие и ужасающие проявления смягчились. Однако медикаментозное лечение не может служить долгосрочным решением проблемы по двум серьезным причинам:

1. Жестокие личности не любят принимать медикаменты, поскольку они, как правило, слишком эгоистичны для того, чтобы терпеть побочные эффекты от лекарств, независимо от того, насколько улучшение их состояния пойдет на пользу их партнершам. Поэтому мужчины обычно бросают принимать лекарства спустя несколько месяцев.

После этого прием медикаментов становится еще одним инструментом, используемым для психологической жестокости. Например, такой мужчина может прекращать прием медикаментов, когда он недоволен партнершей, зная, что это вызовет у нее страх и тревогу. Или если он хочет нанести ей очень болезненный удар, он может намеренно принять повышенную дозу, вызвав медицинский кризис.

Как быть Леди:  Двуликий Янус суггестивной поэзии

2. Нет такого лекарства, которое превратило бы жестокую личность в любящего, внимательного и заботливого партнера. Медикаменты могут только притупить остроту его наиболее агрессивных проявлений, а могут не сделать даже этого. Если ваш жестокий партнер принимает медикаменты, знайте, что вы только выигрываете время.

Реальность № 2: он чувствует себя вправе

Позиция правомочия – это уверенность жестокой личности в том, что он обладает особым статусом и этот статус дает ему эксклюзивные права и привилегии, которых нет у партнерши. Мировоззрение, движущее жестоким поведением, во многом может быть охарактеризовано этими словами.

Чтобы понять позицию правомочия, нам сначала нужно взглянуть на правильное отношение к распределению прав в паре или семье:

Зачем он это делает? — Ланди Банкрофт
Права мужчины и права женщины имеют одинаковый объем. У обоих есть право на уважение их мнений и желаний, право 50 % участия в принятии решений, право жить без вербальной жестокости и физических травм. Права их детей несколько меньше, однако весьма значительны: дети не могут иметь равное со взрослыми право участия в принятии решений, поскольку их знания и опыт ограниченны, но у них есть право жить без жестокости и страха, право на уважительное обращение с ними и право быть услышанными во всех вопросах, которые их так или иначе касаются. Однако жестокая личность воспринимает распределение прав в семье следующим образом:

Зачем он это делает? — Ланди Банкрофт

В его восприятии не только уменьшаются права его жены и детей – у некоторых деспотичных личностей эти маленькие кружки исчезают вовсе, – но и непомерно раздуваются его собственные. Моя фундаментальная задача как консультанта – заставить жестокую личность расширить восприятие прав своей партнерши и своих детей до их нормального размера и сжать его видение собственных прав до принадлежащих ему реально. Жестокая личность наделяет себя всеми мыслимыми «правами», включая:

• физическое обслуживание;

• эмоциональное обслуживание;

• сексуальное обслуживание;

• почтительное отношение;

• свободу от ответственности.

Физическое обслуживание – это главный фокус для традиционно мыслящего абьюзера. Он ожидает, что его партнерша будет готовить для него обед так, как ему нравится, смотреть за детьми, убирать в доме и выполнять бесконечный список дополнительных задач. По сути, он воспринимает ее как бесплатную прислугу. Он ворчит:

«Я пашу как проклятый целый день, а когда прихожу домой, все, что мне надо, – это немного покоя и тишины. Я хочу слишком многого?» Похоже, он ожидает мягкого кресла, газеты и скамеечки для ног. По выходным он ждет, что обо всем в доме кто-то должен позаботиться, чтобы он мог спокойно смотреть футбол или возиться с машиной, играть в гольф, наблюдать за птицами или просто спать. Если она не выполнит тысячу своих домашних обязанностей, он чувствует себя вправе выдать порцию жестокой критики.

Несмотря на некоторую старомодность, такой стиль жестокого обращения по-прежнему живет и процветает. В 80–90-е годы мужчина стал использовать более симпатичную упаковку для своих королевских ожиданий. В наши дни мало жестоких мужчин говорят мне в глаза:

Мои клиенты жалуются: «Я не знаю, чем она там занимается. Я прихожу домой, там бардак, дети не накормлены, а она болтает по телефону. Она тратит все свое время на сериалы». Если она работает – а немногие семьи могут позволить себе жить на одну зарплату, – тогда он настаивает, что ее работа гораздо легче, чем его.

Конечно, если он попытается делать то, что делает она, – например, если он на время станет основным родителем, поскольку он без работы, а она работает, – он делает внезапный разворот на 180°: внезапно он начинает заявлять, что уход за детьми и ведение домашнего хозяйства являются монументальными и достойными восхищения задачами, требуя для себя несколько часов отдыха в день для восстановления сил.

Эмоциональное обслуживание может быть даже более важным для современного домашнего деспота, чем прислуживание. Помните Рея, который набросился на Мэри Бет за то, что она игнорировала его в течение двух дней, когда искала пропавшего сына? Он был уверен, что ничто – даже пропавший ребенок – не должно мешать Мэри Бет удовлетворять его эмоциональные потребности.

Жестокие личности, которые взрываются, если партнерша устала слушать его бесконечные разговоры о себе, или потому, что она хочет побыть немного одна, что не бросила все, чтобы успокоить его, когда у него испортилось настроение, или даже потому, что она не предугадала его смутного желания, встречаются так же часто, как и те, которые не могут пережить, что ужин запоздал.
Жестокие мужчины часто прячут свои эмоциональные запросы, маскируя их под нечто другое.

Так, мой клиент Берт мог прийти в ярость, если Керстин не бросала телефон сразу, как только он вошел в дом. Свои нападки на нее он оправдывал тем, что его волнуют «деньги, которые она тратит на телефон, хотя знает, что мы не можем себе этого позволить», но мы заметили, что проблема возникает, только когда он хочет ее внимания.

Когда у меня появляется новый клиент, я иду к доске и рисую компас со стрелкой, указывающей прямо вверх на большую букву N. «Вы хотите, чтобы ваша партнерша была этим компасом, – говорю я ему, – а сами хотите быть Северным полюсом. Неважно, куда движется компас, он всегда указывает в одном и том же направлении.

И неважно, куда она идет, что делает, чем заняты ее мысли, вы ожидаете, что она должна всегда быть сфокусирована на вас». Мои клиенты часто возражают: «Но для этого и существуют близкие отношения. Предполагается, что мы сфокусированы друг на друге».

Может казаться, что агрессор нуждается в эмоциональной поддержке. Вы можете попасть в ловушку, обслуживая его, пытаясь наполнить эту бездну. Но он не столько нуждается, сколько чувствует себя вправе – в обладании неограниченным правомочием – требовать внимания, поэтому неважно, сколько вы ему отдадите, ему всегда будет мало.

Сексуальное обслуживание означает, что он считает обязанностью партнерши поддержание его сексуальной удовлетворенности. Он не может принять ситуацию, когда его сексуальные притязания отвергаются, но при этом он отвергает ее предложения, если ему так хочется.

Не все жестокие мужчины проявляют интерес к сексу. Некоторые очень заняты «внешними» отношениями или злоупотребляют психотропными веществами, снижающими их сексуальные желания. Небольшая часть – гомосексуалисты, использующие партнершу для отвода глаз.

Некоторые из моих клиентов могут чувствовать влечение к женщине только в качестве части фантазии о собственном господстве. Жестокие личности этого типа теряют интерес к сексу, если их партнерша отстаивает себя как равноправного, заслуживающего уважения человека, или начинают принуждать ее, или насилуют. Короче, он хочет секса на своих условиях или не хочет его вообще.

Почтительное отношение связано с убеждением жестокой личности в своем праве требовать, чтобы его вкусы и мнения считались непререкаемыми. Как только он произнес, что этот фильм пустой, или что Лоис пыталась соблазнить Джея на пикнике, или что республиканцы не знают, как управлять экономикой, предполагается, что партнерша безоговорочно должна принять его точку зрения.

Для него особенно важно, чтобы она не выражала своего несогласия с ним прилюдно. Если она сделает это, он может потом накричать на нее: «Ты выставила меня дураком, ты всегда высмеиваешь меня на людях!» и т. п. Его неписаное правило – она не подвергает сомнению его идеи.
Свобода от ответственности означает, что жестокий мужчина считает себя вне критики.

Если партнерша делает попытку высказать свое недовольство, она «пилит» или «провоцирует». Он уверен, что ему должно быть разрешено игнорировать ущерб, который наносит его поведение, и он может применять репрессии к тому, кто пытается заставить его посмотреть на это. Вспоминается такой диалог:

Я: Вы можете объяснить, почему присоединились к программе для лиц, склонных к проявлению жестокости?

Хэнк: Ну, я ударил свою девушку несколько недель назад, и она сказала, что я не войду больше в ее дом, пока не пройду консультации.

Я: Что привело вас к проявлению жестокости? Вы поспорили?

Хэнк: Да. И она обвинила меня в том, что у меня роман на стороне! Это реально вывело меня из себя!

Я: Ну а у вас был роман?

Хэнк (пауза, несколько поражен моим вопросом): Ну да… Но у нее нет доказательств! Она не должна говорить подобные вещи, не имея доказательств!

Хэнк оставил за собой привилегию критиковать свою партнершу, которую использует на все сто! Жалобы на него, включая привлечение внимания к тому, какую боль его поведение принесло другим людям, он пресекает на корню. В случае Хэнка репрессии приняли форму физического воздействия.

Позиция высоких правомочий приводит к чрезмерным и безосновательным ожиданиям того, что отношения будут вращаться вокруг его потребностей. Отношение жестокого мужчины к партнерше: «Ты мне должна». На каждую унцию того, что он дает, он хочет взять фунт.

Он хочет, чтобы партнерша полностью посвящала себя его обслуживанию, даже если это идет в ущерб потребностям ее и детей. Вы можете вложить всю свою энергию в то, чтобы удовлетворить партнера, но он никогда не будет удовлетворен надолго и будет все время испытывать ощущение, что вы контролируете его, поскольку уверен, что вы не должны устанавливать какие бы то ни было ограничения на его поведение или настаивать, чтобы он выполнял свои обязанности.

Многие мужчины ощущают особое правомочие применять насилие. В ходе исследования 1997 года студентов мужского пола, изучающих психологию, выяснилось, что 10 % из них уверены, что вполне приемлемо ударить свою партнершу за отказ заниматься сексом, а 20 % – что это приемлемо, если мужчина подозревает ее в измене.

Аналогичные цифры характеризуют убеждение молодых людей в том, что они обладают правом принудить женщину к сексу, если они потратили значительную сумму денег на развлечения или если женщина сначала хотела секса, а потом изменила свое мнение. Эти исследования указывают на то, что важно сфокусироваться на изменении позиции правомочия в отношении партнерши, свойственной жестоким личностям, а не пытаться обнаружить отклонения в их личной психологии.

Реальность № 6: он манипулирует

Рассмотрим интеракции между Дэвидом и Джоанн:

• Дэвид кричит на Джоанн и, покраснев, тычет в нее пальцем. Джоанн говорит ему, что он слишком зол и ей это не нравится. Он еще громче: «Я не зол. Я просто пытаюсь достучаться до тебя, а ты не слушаешь! Не говори мне, что я чувствую, я ненавижу это! Ты не находишься внутри меня!»

Как быть Леди:  Читать Достижение максимума онлайн (полностью и бесплатно) страница 44

• Однажды Джоанн сказала Дэвиду, что его вспышки ее достали и ей нужно отдохнуть от их отношений. Дэвид: «Значит, ты больше меня не любишь. Не уверен, что ты меня когда-нибудь вообще любила. Ты даже не понимаешь, насколько сильные у меня чувства к тебе».

• Джоанн заявляет, что хочет вернуться к учебе. Дэвид: «Мы не можем себе этого позволить» – и отказывается смотреть за детьми, когда она будет учиться. Джоанн предлагает множество вариантов того, как разобраться с деньгами и уходом за детьми. В каждом из них Дэвид находит что-то неподходящее.

Совсем немногие жестокие личности полностью полагаются на словесную жестокость или запугивание партнерш. Чтобы бесконечно быть угрожающим, нужно слишком много сил, и при этом мужчина не вызывает к себе симпатии. Если он жесток все время, партнерша начинает понимать, что подвергается жестокому обращению, и это может заставить его испытывать слишком большое чувство вины за свое поведение.

Вот некоторые признаки манипулирования жестокого мужчины:

• Внезапная и частая смена настроения, которая приводит к тому, что вам трудно сказать, какой он и что он чувствует, и это постоянно выводит вас из состояния равновесия. Его чувства по отношению к вам особенно переменчивы.

• Отрицание очевидных вещей, касающихся того, что он думает или чувствует. Он будет говорить с вами голосом, дрожащим от гнева, или он обвинит в создании проблемы или надуется, а затем будет отрицать это, глядя вам в глаза. Вы знаете, что это не так – и он знает! – но отказывается признать это, что может довести вас до белого каления. Затем он может назвать вас ненормальной, раз вы так расстроились из-за его отрицания.

• Он убеждает вас, что заставляет вас сделать то, что будет в ваших же интересах. Таким способом он может добиться того, что его эгоизм будет выглядеть как благородство. Ловкий трюк! Много утечет воды, прежде чем вы поймете, каковы были его истинные мотивы.

• Он заставляет вас сочувствовать ему, так что вы теряете желание настаивать на своих претензиях к тому, что он делает.

• Он заставляет вас обвинять себя или других в том, что он делает.

• Он использует тактику запутывания в спорах, незаметно или открыто меняя тему, настаивая, что вы думаете или чувствуете что-то, чего вы на самом деле не думаете и не чувствуете, выворачивая наизнанку ваши слова, а также используя массу других приемов, которые, как паутина, опутывают ваш мозг. После спора может показаться, что вы теряете рассудок.

• Он врет или направляет по ложному пути ваши мысли о его действиях, желаниях или причинах того, почему он делает определенные вещи, чтобы заставить вас сделать то, что он хочет. Женщины очень часто жалуются на ложь партнеров, эта ложь является формой психологической жестокости, и очень деструктивной.

• Он настраивает друг против друга вас и людей, которые вам дороги, выдавая секреты, проявляя грубость к вашим друзьям, рассказывая людям неправду о том, что вы якобы о них говорили и т. п.

Манипулирование может оказаться хуже открытой жестокости – особенно когда они сопутствуют друг другу. Когда женщину называют стервой или толкают и дают ей пощечины, она хоть знает, что с ней сделали. Однако при манипулировании она может не понимать, что происходит. Она просто чувствует себя ужасно – будто сходит с ума, и почему-то ей кажется, что она сама в этом виновата.

Трагедия жестокого обращения

Жестокое обращение с женщинами в быту затрагивает невообразимое количество жизней. Оставим в стороне случаи исключительно вербальной или психологической жестокости – только в США от 2 до 4 миллионов женщин в год подвергаются нападениям со стороны своих партнеров.

Минздрав США заявляет, что нападения мужчин-партнеров являются первой главной причиной травм у женщин в возрасте от 15 до 44 лет. Американская медицинская ассоциация сообщает, что каждая третья женщина хотя бы раз в своей жизни становится жертвой физического насилия со стороны мужа или бойфренда.
Эмоциональный эффект от насилия является побудительным фактором в более чем четверти суицидальных попыток среди женщин, а также ведущей причиной злоупотребления психотропными веществами.

По официальным данным, от 1500 до 2000 женщин в год умирают от руки своих партнеров или бывших партнеров, что составляет более трети всех жертв убийства среди женщин, а бытовым убийствам практически всегда предшествует долгая история насилия, угроз и преследования.

Насилие над женщинами прокатывается и по жизням их детей. По оценкам экспертов, 5 миллионов детей в год становятся свидетелями нападений на собственных матерей – опыт таких переживаний может привести к психологической травме. Дети, наблюдающие насилие в собственном доме, демонстрируют более высокий уровень проблем с поведением и вниманием в школе, агрессивность, злоупотребление психотропными веществами и многие другие признаки стрессовых детских переживаний.

Не меньшую тревогу вызывает и тот известный факт, что физическая агрессия является лишь верхушкой целого спектра приемов жестокости. Миллионы женщин, которых никогда не били, живут в атмосфере постоянных словесных оскорблений, унижения, сексуального принуждения и прочих форм психологической жестокости, часто сопровождающейся экономической эксплуатацией. Шрамы от душевной жестокости могут быть столь же глубокими и стойкими, как и от побоев, но они не столь заметны.

Кстати, даже среди женщин, переживших физическое насилие, половина или более утверждают, что именно жестокое эмоциональное воздействие причиняет им наибольшее страдание.

Разница между мужчинами, наносящими словесные оскорбления и физические побои, не так велика, как уверены многие. Поведение жестоких личностей всех типов произрастает из одних и тех же корней и движимо одним и тем же мышлением. Мужчины любой категории проходят один и тот же процесс изменения, преодолевая свою склонность к жестокости – если они вообще пытаются измениться, что случается не так уж часто.

И категории, как правило, размываются. Мужчины, проявляющие физическую агрессию, часто оскорбляют партнерш и вербально. Манипуляторы, как правило, склонны постепенно сдвигаться в сторону применения физического запугивания. В этой книге вы встретите жестоких мужчин всех сортов – от тех, кто никогда не прибегал к физическому насилию, до тех, кто вызывает откровенный ужас. Но в основе их поведения много общего!

Одна из причин того, что хроническое плохое обращение с женщиной часто остается незамеченным, в том, что большинство жестоких мужчин просто не выглядят жестокими. У них масса хороших качеств, включая проявляемую время от времени доброту, теплоту и юмор, особенно на ранних стадиях отношений.

Друзья жестокого мужчины могут быть очень высокого мнения о нем. У него могут весьма успешно складываться дела на работе, отсутствовать проблемы с алкоголем и наркотиками. Он может просто не походить ни на один из сложившихся образов безжалостной и отпугивающей личности.

Женщина обычно видит симптомы жестокого обращения: прежнее благородство и отзывчивость все больше сменяются эгоизмом, чаще звучат грубости, все чаще он лучше знает, что ей надо, чем она. Но в то же время женщина видит, что ее партнер порой нежен и заботлив, он – любимый.

Она пытается понять, что его так расстраивает, чтобы помочь ему выбраться из этого эмоционального клинча. Она втягивается в сложности его внутреннего мира, стараясь найти там подсказки, чтобы разгадать эту сложнейшую загадку.
Изменения настроения жестокой личности вызывают наибольшее замешательство. Он может казаться совершенно другим человеком, нежели был вчера, а то и час назад.

Временами он агрессивен и страшен, его тон груб, рот извергает оскорбления, насмешки сыплются градом. Когда он в таком настроении, кажется, ничто из сказанного ею не оказывает на него ни малейшего действия, разве что может лишь еще больше разозлить его.

Такое состояние сменяется моментами, когда он выглядит потерянным и несчастным, жаждущим любви и заботы, он выглядит искренним и готовым исправиться. Кажется, он опустил свой щит, он становится похожим на обиженного ребенка, трудного и приносящего огорчения, но способного любить.

Увы, рано или поздно затмение снова находит на него! Недели могут проходить в мире и покое, но в конце концов – новый удар! Ну почему?! Может, это у нее что-то не в порядке с головой?!

В довершение ко всему у каждого, с кем бы она ни говорила, свое мнение о природе его проблем и о том, что она должна делать. Ее духовник посоветует: «Любовь лечит все проблемы. Отдай ему все свое сердце, и он обретет Дух Святой». Психотерапевт скажет свое:

«Он вызывает у вас сильную реакцию, потому что напоминает вам вашего отца, и вы срываетесь на него из-за его отношений с его собственной матерью. Каждый из вас должен работать над собой, чтобы не нажимать на пусковые кнопки другого». Бросивший пить друг поделится своим опытом:

«У него зависимость от выбросов гнева. Он терроризирует тебя, поскольку находится в плену собственных страхов. Заставь его пройти программу «12 шагов». Ее брат будет держать нейтралитет: «Он хороший парень. Да, он иногда срывается на тебя – он вспыльчивый, – но ты тоже не подарок… Вам обоим нужно постараться, ради детей».

Все эти люди стараются помочь, и все говорят об одной и той же жестокой личности. Но она выглядит по-разному с разных точек зрения.

И простых решений здесь не бывает. Подруги говорят: «Он злобный». Но она знает, что во многих отношениях он был с ней хорошим. «Он ведет себя так, потому что ему все сходит с рук. Я бы никому не позволила так обращаться со мной». Но чем тверже она настаивает на своем, тем резче он реагирует и пытается ее запугать.

Восстань против него – он заставит заплатить за это, рано или поздно. «Уходи от него». Но это так непросто. Он будет обещать, что изменится. Он заставит друзей и родственников сочувствовать ему и оказывать на нее давление, чтобы дать ему еще один шанс. Он будет заставлять ее беспокоиться, все ли с ним в порядке. И, кроме того, станет еще опаснее, когда она попытается уйти…

Как же быть, какой путь выбрать? Эти вопросы требуют безотлагательного решения.

Оцените статью
Ты Леди!
Добавить комментарий