Владимир Ильич Ленин: исторический портрет

Владимир Ильич Ленин: исторический портрет Женщине

Владимир ильич ленин. исторический портрет — новый фриланс 24

Биржа копирайтингаКомментариев нет

Владимир Ильич Ленин. Исторический портрет

Объём 21 стр.

Содержание:

1. детство Владимира Ильича Ленина;
2. юность Ленина. Начало революционной деятельности;
3. 1900 — 1904 г.г.
4. II Съезд РСДРП 1903 г.
5. революция 1905 — 07 г.г.
6. борьба за укрепление партии 1907 1910 г.г.
7. годы нового революционного подъема 1910 — 14 г.г.
8. период первой мировой войны 1914 — 1917 г.г.
9. февральская революция 1917 г.
10. октябрьская революция (март — октябрь 1917 г.)
11. создание Советского государства (октябрь 1917 — 1918 г.)
12. оборона советской республики (1918 — 1920 г.г.)
13. конец интервенции и гражданской войны
14. Ленин во главе соцстроительства
15. основание СССР (1922 г.)
16. последний год жизни
17. литература.

Владимир Ильич Ленин. Исторический портрет

Владимир Ильич Ульянов (Ленин) родился 10 (22) апреля 1870 года в городе Симбирске на Волге (теперь г. Ульяновск). Здесь прошли его детство и юность.
Родословная В.И. Ленина своими корнями уходит глубоко в русский народ.
Его дед, Николай Васильевич Ульянов, происходил из крепостных крестьян, сам был крепостным одного из помещиков тогдашней Нижегородской (Нижний Новгород — ныне г. Горький) губернии. В конце XVIII века он отправился в низовья реки Волги на заработки и к своему помещику не вернулся. Проживая позднее в Астрахани (город в низовьях Волги), дед Владимира Ильича некоторое время числился государственным крестьянином. Здесь он стал заниматься портняжным мастерством и был приписан к мещанскому сословию; умер в большой бедности.
Родители Владимира Ильича — Илья Николаевич и Мария Александровна — по своим идейным взглядам принадлежали к передовой части русской интеллигенции. Отец, рано оставшийся сиротой, лишь с помощью старшего брата получил образование. Он работал учителем, был инспектором, а затем директором народных училищ Симбирской губернии. Энтузиаст народного просвещения, подлинный демократ, он страстно любил свое дело и отдавал ему все силы и знания. Мать была одарена большими способностями: владела несколькими иностранными языками, хорошо играла на рояле. Самостоятельно подготовившись, она сдала экстерном экзамены на звание учителя начальных классов. Всю свою жизнь она посвятила семье, детям, была для них близким другом.
Юность Ленина. Начало революционной деятельности
В университете молодой Ульянов установил связи с революционно настроенным студенчеством. Арестованный за активное участие в студенческой сходке в декабре 1887 года, он был исключен из университета и выслан в деревню Кокушкино, расположенную в 40 км от Казани, где проживал под негласным надзором полиции около года. Здесь он самостоятельно пополнял свои знания по университетскому курсу.
Вернувшись в Казань, В.И. Ленин становится участником одного из нелегальных марксистских кружков, организованных Н. Е. Федосеевым. В кружке он изучает «Капитал» К. Маркса, другие произведения основоположников научного коммунизма.
В начале мая 1889 года семья Ульяновых выехала в Самарскую губернию, на хутор близ деревни Алакаевка, а осенью переселилась в Самару — тоже на Волге. В этом городе В.И. Ленин прожил около четырех лет. Здесь он вел активную революционную работу, став организатором и руководителем первого в Самаре марксистского кружка, готовился к завершению своего высшего образования. В Самаре Владимир Ильич перевел с немецкого на русский язык первый программный документ коммунистов «Манифест Коммунистической партии», написанный К. Марксом и Ф. Энгельсом в 1848 году. Рукопись этого перевода (не дошедшая до нас) ходила по рукам, ее читали в кружках революционной молодежи Самары и других городов Поволжья.
Годы жизни в Казани и Самаре имели большое значение для дальнейшей революционной деятельности В.И. Ленина. В этот период окончательно сложились и оформились его марксистские убеждения. Но жизнь в провинциальной Самаре не удовлетворяла Владимира Ильича; его тянуло на простор революционной работы, в гущу политической борьбы, и 31 августа 1893 года он переехал в Петербург.
Жизнь и революционная деятельность В.И. Ленина в Петербурге совпала с началом подъема массового рабочего движения в России. Здесь, в тогдашней столице царской России, центре русского рабочего движения, он установил связи с передовыми рабочими крупных заводов, вел занятия в марксистских кружках, просто и доходчиво разъяснял самые сложные вопросы учения Маркса. Глубокое знание марксизма, умение применять его в условиях русской действительности, твердая уверенность в непобедимости революционного дела, выдающиеся организаторские способности скоро сделали В.И. Ленина признанным руководителем петербургских марксистов. И. В. Бабушкин, М. И. Калинин, В. А. Шелгунов, В. А. Князев и другие, — все они входили в марксистский кружок, которым руководил В.И. Ленин. Все они были рабочими и сами руководили кружками на фабриках и заводах Петербурга.
В феврале 1897 года по решению царского суда В.И. Ленин был выслан на 3 года из Петербурга в Восточную Сибирь. Ссылку он отбывал в селе Шушенском Минусинского округа Енисейской губернии. В то время это было глухое место, на сотни километров удаленное от железной дороги (ныне Шушенское — населенный пункт, центр одного из районов Красноярского края. В 1938 г. там был открыт Дом-музей В.И. Ленина.
Вмарте 1898 года состоялся I съезд РСДРП. Хотя съезду не удалось объединить разрозненные социал-демократические организации России в единую партию, он официально провозгласил РСДРП. В этом его историческое значение. В.И. Ленин, находясь в ссылке, целиком посвятил себя выработке путей осуществления этой задачи. В статьях «Наша программа», «Наша ближайшая задача», «Насущный вопрос» Ленин наметил конкретный план создания в России революционной партии рабочего класса с помощью нелегальной общерусской политической газеты.
Срок ссылки В.И. Ленина заканчивался. Царское правительство запретило ему проживать в столице, в промышленных центрах и крупных университетских городах России, и он решил поселиться в Пскове — небольшом в те времена провинциальном городе недалеко от Петербурга. 29 января 1900 года В.И. Ленин и Н.К. Крупская покинули Шушенское, По пути к новому месту жительства Владимир Ильич посетил ряд городов, чтобы договориться с местными социал-демократами о поддержке газеты, которую он намеревался создать. В доме в Пскове (ныне Дом-музей В.И. Ленина, пер. «Искры», 5) под руководством В.И. Ленина проводилось совещание, на котором обсуждался написанный им проект заявления редакции будущего печатного органа. Из-за полицейских преследований выпускать в России революционную газету было невозможно, и в июле 1900 года В.И. Ленин уехал из России, чтобы осуществить свой замысел за рубежом. Это была первая эмиграция Владимира Ильича. Она длилась до ноября 1905 года.
1900 — 1904 гг.
Начало XX века. В России нарастало революционное движение, во главе которого шел рабочий класс. Множились забастовки на фабриках и заводах, поднимались против помещиков крестьяне, волновалась студенческая молодежь.
За рубежом В.И. Ленин занимался вопросами, связанными с изданием газеты, что было делом очень трудным. Предстояло найти помещение для типографии, приобрести русский шрифт, продумать и создать систему конспиративной доставки будущей газеты в Россию и т. д. Вот члены редакции, обосновавшейся в Мюнхене: В.И. Ленин, Г. В. Плеханов, В. И. Засулич, П. Б. Аксельрод, Мартов, А. Н. Потресов. С апреля 1901 года секретарем редакции стала Н.К. Крупская. Идейным руководителем «Искры» — так назвали первую общерусскую нелегальную политическую газету — был Ленин. Он разрабатывал план каждого номера, редактировал статьи, находил авторов, переписывался с корреспондентами, занимался финансовыми вопросами, обеспечивал регулярный выпуск «Искры».
В своих статьях В.И. Ленин изобличает реакционную политику царизма, громит либеральную буржуазию, срывает маски с националистов, анархистов и эсеров, подвергает резкой критике оппортунизм русских «экономистов». Всего в «Искре» опубликовано около 60 ленинских статей.
По инициативе Ленина и под его руководством в России и за рубежом возникают группы содействия «Искре» и сеть ее агентов. Профессиональные революционеры — И.В. Бабушкин, Н.Э. Бауман, Р.С. Землячка, М.И. Калинин, Г.М. Кржижановский и другие — были агентами «Искры». Несмотря на постоянные преследования со стороны жандармов и сыщиков, они вели самоотверженную и опасную работу: посылали в газету материалы, обеспечивали доставку «Искры» через границу в Россию, организовывали сбор средств для поддержания газеты и т.д.
В создании революционной партии рабочего класса России важное место принадлежало произведению В.И. Ленина «Что делать? Наболевшие вопросы нашего движения». Первое издание книги вышло в свет в марте 1902 года в Штутгарте и тайно доставлялась в Россию. Ее обнаруживали при обысках и арестах в Москве, Петербурге, Киеве, Нижнем Новгороде, Казани, Одессе и других городах. Были осуществлены переводы книги на языки народов Советского Союза и зарубежных стран. В этой ленинской работе разоблачается международный оппортунизм и его проявление в России в лице русских «экономистов». В ней заложены основы учения о марксистской партии как руководящей и направляющей силе в рабочем движении и преобразовании общества, всесторонне обоснован план построения боевой, революционной партии. «Дайте нам организацию революционеров — и мы перевернем Россию!» — писал В.И. Ленин в своей книге.
В брошюре «Письмо к товарищу о наших организационных задачах» (написана в сентябре 1902 г.) В.И. Ленин подробно разъясняет принципы построения революционной партии, призванной повести рабочий класс на завоевание политической власти.

<………..>


Биржа копирайтинга— огромный массив полезных и нужных статей. Ты обязательно найдёшь нужный материал!

Рекомендуем: Большая энциклопедия знаний. Аналог Википедии!

№ 5892 Цена 150 руб  Хотите получить эту работу? Напишите заявку на newfreelance24@gmail.com

Ленин лицо и легенда (александр федорович артемьев) / проза.ру

«…Выродок, нравственный идиот от рождения. Он разорил величайшую в мире страну  и убил  несколько миллионов человек. И весь этот мир уже настолько сошел с ума, что среди бела дня спорит, благодетель он человечества или нет?..»

И.А.Бунин,
русский писатель

«Ни один азиатский завоеватель, ни Тамерлан, ни Чингис-Хан, не пользовались такой славой, как он. Непримиримый мститель, вырастающий из покоя холодного сострадания, здравомыслия, понимания реальной действительности. Его оружие – логика, его расположение души – оппортунизм. Его симпатии холодны и широки как Ледовитый  океан: его ненависть туга, как петля палача. Его предназначение – спасти мир, его метод – взорвать этот  мир. Абсолютная принципиальность, в то же время готовность изменить принципам…Он ниспровергал  все. Он ниспровергал  Бога, царя, страну, мораль, суд, долги, ренту, интересы, законы и обычаи столетий.  Он ниспровергал целую историческую структуру, такую как человеческое общество. В конце концов,  он ниспровергает себя. Интеллект Ленина был повержен в тот момент, когда исчерпалась его разрушительная сила и начали проявляться независимые, самоизлечивающиеся функции его поисков. Он один мог вывести Россию из трясины. Русские люди остались барахтаться в  болоте. Их величайшим несчастием было его рождение…»

Уинстон Черчиль,
премьер-министр Великобритании

Владимир Ульянов-Ленин вошел в мировую историю как вождь российских большевиков, пришедших к власти в России в 1917 году в результате Октябрьского переворота. С его именем связана целая эпоха  в истории Советского государства. Он был его основателем и первым руководителем. В советский период официальной властью Ленин был «канонизирован» и превращен в коммунистического идола, которому поклонялся советский народ, строящий по «заветам вождя» и под руководством КПСС коммунистическое общество.
В советский период партийные историки и литераторы написали сотни книг, посвященных биографии большевистского вождя. В СССР издавались миллионными тиражами ленинские работы. Полное собрание сочинений В.И.Ленина издавалось пять раз, несколько раз издавались Ленинские сборники и биографические хроники. Воспоминания о Ленине его соратников и  современников составили пять томов. Но в них нет и сотой доли правды об историческом Ленине. Вся официальная биография коммунистического вождя была вымышлена и мифологизирована партийными историками из Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС в угоду правящему коммунистическому режиму.
С самого раннего детства советских людей учили, что «жизнь Ленина – это  постоянный ежедневный подвиг, подчиненный одной великой цели – борьбе за счастье трудящихся». Личность Ленина представлялась как личность коллективиста, борца за рабочее дело, вождя, учителя и друга трудящихся всего мира. Слова писателя М.Горького о Ленине в советской стране все знали наизусть: «Был он прост и прям, как все что говорилось им. Героизм его почти совершенно лишен внешнего блеска, его героизм это нередкое в России скромное, аскетическое подвижничество честного русского интеллигента-революционера, непоколебимо  убежденного в возможности на земле социальной справедливости, героизм человека, который отказался от всех радостей мира ради тяжелой работы для счастья людей».
В настоящей книге автором предпринята попытка дать исторический портрет В.И.Ленина на основе воспоминаний о нем его политических противников, людей, близко знавших Ленина по эмиграции, которые в советское время не публиковались. Использованы документы из Российского государственного архива социально-политической истории ( РГАСПИ ), свидетельствующие об отношении к Ленину его современников: рабочих, крестьян, солдат, граждан России. Представлены материалы, раскрывающие образ Ленина в массовом сознании населения страны в двадцатые годы прошлого столетия и деятельности большевистской партии по «канонизированию» Ленина и созданию культа личности коммунистического вождя.

Характер  Ленина

С  детских лет Володя Ульянов рос самоуверенным, безжалостным эгоистом. Свое «Я» он открыто, без стеснений демонстрировал как в семье, так и в кругу своих сверстников. Никогда никому не прощал ни малейшей обиды, хотя сам часто обижал своим равнодушием окружающих  его людей, был злопамятен и мстителен. Никогда никому  ни в чем не оказывал никакой помощи: не помогал одноклассникам объяснить трудный урок, не подсказывал правильный  ответ, когда тех вызывали к доске, не давал никому списывать домашних заданий. Не принимал участия в коллективных играх, походах, обсуждениях  книг, со всеми одноклассниками держал дистанцию. Они его таким и запомнили: замкнутый одиночка, крайне раздражительный, смеявшийся только тогда, когда в споре удавалось кого-то поддеть, высмеять или унизить.
А каким он запомнился  университетским товарищам?  Жесткий, сухой, язвительный. Не было друзей, не было даже приятелей, не было человеческих радостей. Всегда один. Оживлялся и даже входил в какой-то экстаз только тогда, когда  говорил  о захвате власти, революции.  Даже с ровесниками  был неизменно  на «Вы». С  годами его бездушие все более углублялось. Совсем молодым человеком, он во время голода в Поволжье в  1891 году порицал попытки интеллигенции кормить голодающих. С его  точки зрения эта деятельность была вредной, ибо она отвлекала революционную молодежь от  главного  —  борьбы с русским государственным строем.
В советское время в  воспоминания о Ленине его близких  был  надумано  включен эпизод, что молодой Ульянов очень сильно переживал трагедию голода в Поволжье и добровольно пожертвовал свою золотую  гимназическую медаль для спасения голодающих. В действительности,  Ленин  продал свою золотую медаль, когда был в эмиграции в Швабинге в  1901 году, где вместе с политическим авантюристом  А. Парвусом (Гельдфандом)  издавал  антирусскую  газету «Искра».
Ленин всегда мыслил масштабно  и только категориями  классов, эпох  и совершенно не замечал окружающих его людей. К ним он относился безразлично, бездушно, его не интересовали жизненные проблемы миллионов  живых современников. Он всегда стоял выше этих «жалких, мелких, приземленных  людишек», попросту  говоря толпы, над которой сам себя возвысил еще в молодости. Едва ли не единственным нежным чувством в его жизни была любовь к матери как выражение благодарности за то, что ей пришлось пережить из-за  него. Хотя некоторые  исследователи политической и личностной  биографии Ленина считают, что  эта «любовь к матери» была формальной:  Ульянов-Ленин, находясь в  эмиграции, ежемесячно получал  от матери денежные переводы из России. С  1886   года  до самой смерти ( умерла в 1916 г.),  в соответствии с указом императора Александра III , мать  В.Ульянова  М.А.Ульянова ежемесячно получала пенсию, в размере  ста рублей, как вдова  действительного  статского советника, потомственного дворянина И.Н.Ульянова.
В отношениях с другими он почти всегда представал с головы до ног закованный в броню, как признавал он сам после начальной размолвки с Плехановым. Проявление  им дружеских  чувств или неприязни, на первый взгляд, естественные и искренние, были чистой воды притворством, преследовавшим  определенные цели. Но самой поразительной чертой  в характере Ленина была его одержимость одной единственной  страстью – ненавистью к русскому  государственному строю – Самодержавию, уничтожению  которого он без остатка отдавал себя каждый день.
«Хотя тщеславие ни в малейшей степени не было присуще  Ленину, — писал  В.М. Чернов, — его полная  поглощенность  единственной, великой целью, имела своей оборотной стороной железное  упорство, с которым  он надменно  пресекал любые проявления легкомысленного отношения  к своей особе  или своему священному призванию, равно  как и попытки пробить непроницаемую броню скрытности, в которую он сам себя заковал.  Для своих соратников он был Владимир Ильич, или Ленин, и оба эти обращения были далеки от фамильярности. Те, кто были покладисты, получали от него письма, заканчивавшиеся словами «Крепко  жму  руку». С другими обращение  было сухое или резко оскорбительное. Свою стычку с Плехановым в 1900 году по прибытию в Женеву Ленин вспоминал как окончательное  освобождение от сентиментальной привязанности, той слабости, которой он позже не  испытывал никогда».
На наш взгляд, блестящую характеристику личности Ленина дал Г.А.Соломон: «Невысокого  роста, с неприятным, прямо  отталкивающим  выражением лица…Он был очень плохой оратор, без искры таланта… Он был большим демагогом… Ленин был очень интересным собеседником в больших собраниях, когда он не стоял на кафедре и не распускал себя, поддаваясь свойственной  ему манере  резать, прибегая даже к недостойным приемам оскорбления своего  противника: перед вами был умный, с большой эрудицией, широкообразованный человек, отличающийся изрядной находчивостью.  Правда, при  более близком знакомстве с ним вы  легко подмечали и его слабые, скажу прямо, просто отвратительные стороны.  Прежде всего, отталкивала его грубость, смешанная с непреходимым самодовольством, презрением к собеседнику и каким-то нарочитым «наплевизмом» на собеседника, особенно  инакомыслящего и не соглашавшегося с ним и притом на противника слабого, не находчивого, не бойкого…
Он не стеснялся в споре быть не только дерзким и грубым, но и позволять себе резкие личные выпады по адресу  противника, доходя даже до форменной ругани. Поэтому, сколько  я помню, у Ленина не было близких, закадычных, интимных друзей…».
Как  писал  человек, знавший Ленина по эмиграции: «Ленин был жестоко упрям на все случаи жизни, не переносил чужих мнений, по поводу чего они  не высказывались бы, а не в одной политике. Завистливый до исступления, он не мог допустить, чтобы кто-нибудь, кроме него, остался победителем.  Жестокое и злое проступало в нем как в любом споре, так и в игре в крокет или в шахматы, когда он проигрывал. Проявить  независимость, поспорить с ним о чем угодно или обыграть его в крокет, значило раз навсегда приобрести себе врага в лице Ленина».
Ленин глазами политических противников

Как быть Леди:  11 упражнений, которые помогут лучше понимать свои и чужие эмоции | Мел

Рисуя  исторический портрет Ленина как политического деятеля, нельзя пройти мимо той оценки, которую дали ему его идейные  противники. Ниже  приведены  два отрывка из воспоминаний о Ленине, появившихся в эмигрантской прессе после смерти Ленина как отклик на кончину большевистского вождя. Первый документ – отрывки из статьи « Самый крупный характер революции» Виктора  Чернова, лидера партии правых эсеров.
«Ленин как марксист  был теоретиком классовой борьбы. Его личным вариантом этой теории было признание, что необходимым апогеем классовой борьбы является гражданская война. Всякое  серьезное  партийное, иногда даже фракционное  разногласие он стремился объяснить как отражение каких-то классовых противоречий. И иногда он раскалывал партию. Он в процессе  этого раскалывания честно совершал самые возмутительные, самые отвратительные вещи. В расколах, во фракционной борьбе, протекала вся жизнь Ленина. В ней развивалась его несравненная мускулатура гладиатора, профессионала-борца, ежедневно практикующегося, ежедневно  изобретающего новые трюки и уловки, чтобы положить противника на лопатки. Эта практика выковывала в нем изумительное хладнокровие, способность в самых опасных положениях не теряться, сохранять присутствие духа и надежду как-нибудь вывернуться. После всех поражений, неудач, ударов судьбы, даже стыда и позора, он умел духовно выпрямиться и «начать сначала».
Как человек с истиной в кармане, он не ценил творческих  исканий  истины, не уважал чужих убеждений, не был проникнут пафосом свободы. Напротив, здесь он был доступен чисто азиатской идее, сделал  печать, слово, трибуну , даже мысль – монополией одной партии, возведенной  в ранг управляющей касты».
Оценивая ораторское искусство Ленина, В.Чернов  отмечает: «Он  никогда не был блестящим фейерверком слов  и образов.  Это не было красноречие в собственном смысле: говорил он вовсе  не  красно. Он бывал и неуклюж и грубоват, особенно в полемике. Он часто повторялся, одно  и тоже  твердословил. Но в этих повторениях и грубоватости, и в простоте была  своя система  и своя сила. Сквозь разжовывание и неуклюжие взмахи, сквозь топорность выходок и вылазок пробивалась  живая, неугомонная, волевая стихия, твердо  шедшая к намеченной цели. Эта стихия, раз захватив, уже не выпускала, не ослабляла своего напора, ее монотонная приподнятость гипнотизировала, несколько  разных  словесных  вариаций  одной и той же мысли пробивали себе дорогу в  чужое сознание  не в той, так  в другой форме. Как капля, долбящая камень, затверженное втеснялось в ум  и навязывало  себе  памяти. Редко кто умел бить до такой степени в одну  точку». 
Говоря о человеческих качествах  Ленина, В. Чернов  указывает, что его   бессердечие было  направленно на «дальних» — на врагов его дела, его партии. С  «ближними»  же он был приветлив, добродушно весел и обходителен, как простой хороший товарищ и недаром любовно-фамильярное «Ильич» получало такое распространение среди рядовых большевиков. «Да, Ленин был добродушен, — отмечает  В.Чернов, —  но добродушие и доброта – не одно и тоже. Подмечено, что все физически очень сильные люди обычно бывают добродушны. Это добродушие есть просто побочный  продукт благодушной удовлетворенности, происходящей от сознания силы. Таким  же  добродушием большого  сен-бернара  по отношению к маленьким  дворнягам  был полон  и Ленин по отношению к своим  «ближним». Что же касается настоящей внутренней доброты, то ее  Ленин, вероятно, считал одной из ненужных и мешающих  людских слабостей. По крайней мере, когда он хотел, возможно, презрительнее третировать кого-нибудь из своих противников – социалистов, то к его имени он прибавлял эпитет «добренький». Этим было все сказано: значит – мягкотелый, размазня, слякоть.
Ленин, действительно, по — своему любил  тех, кого ценил как слуг «дела». Он легко им прощал их ошибки, даже их измены, хотя порой задавал им хорошие головоломки, чтобы возвратить «на путь истинный»: злопамятности, злобы в нем не было, но зато враги его дела для него были не живыми людьми, а подлежащими уничтожению абстрактными величинами. Он ими не интересовался, они были для него  лишь математическими точками приложения силы его ударов, мишенью для постоянного, беспощадного  обстрела. За простую идейную оппозицию партии в критический для нее момент, он способен был, не моргнув глазом, обречь на расстрел десятки и сотни людей, а сам любил беззаботно  хохотать с детьми, любовно возиться с щенками  и  котятами».
Второй документ  принадлежит перу П.Н.Милюкова, русского  политического  деятеля, историка и публициста, одного из организаторов  кадетской партии в России, министра иностранных дел во Временном правительстве.  23 января 1924 года он опубликовал свою статью «Лицо и легенда» в эмигрантской  газете  «Последние  новости». Оценивая место и роль Ленина в истории, П.Н.Милюков, как историк, дал беспристрастную оценку  Ленину: «Над самой личностью человека, совершившего над своей страной из убеждения величайшее злодейство, которое когда-либо  удавалось совершить профессиональному тирану, суждение истории сложится не сразу. Надо будет начать отделение лица от легенды, которою успело густо покрыться его имя. Надо будет отделить мысль вождя от исполнения, первоначальную идею от ее преломления в той среде, которую  выбрал не он, а события. Ленин – не  Петр Великий, а и  Петра разложили  историки. С Лениным  это  будет гораздо легче, ибо идея и дело Петра органически сливались в одно целое  в  жизни, тогда как дело  Ленина представляет картину беспомощного  борения его идеи с возрастающим  сопротивлением  жизни. По самому существу  той и другой идеи так и должно было выйти, что одна – положила начало новой эпохе в русской истории, другая – вернула эту историю чуть ли не к допетровскому  состоянию…
Ленинское   разрушение   коснулось  самых  источников жизни, и если не  успело убить их вполне, то только потому, что Россия оказалась сильнее Ленина. Без Ленина, лишенное души и воли, неизбежно недоделанное, его дело превращается в какую-то  бессмысленную сизифову работу. Прежде одни могли говорить, а другие и думать, что секрет  этой гигантской  нелепицы непонятен им, зато известен  «Ильичу». Теперь, когда пророк  унес  свой секрет  в могилу, верующие поймут, что никакого  секрета и не было и что на их доверие  ответили  величайшим обманом.
Пример Ленина социологи будут цитировать, как  яркую  иллюстрацию  роли  личности в истории. Но сила этого примера будет не в прочности его дела, а в  громадности того  зигзага, которым он сумел отклонить исторический процесс от его закономерного  хода».
Английский  историк С.Р. Томпкинс  в  своем  фундаментальном труде «Триумф большевизма: революция или реакция?» пишет о том, что «немало людей при оценке  Ленина и его идей были введены в заблуждение тем тоном праведного негодования, каким он разоблачал своих  противников  и их сочинения. Сам  яд, с которым он обвинял своих врагов в продажности, становился профессиональным  средством, коль скоро  появлялся в  арсенале большевистских  снадобий. Точно  также отстаиваемые им меры и провозглашаемые лозунги не означали твердой и неизменной политики и могли быть отброшены по первому требованию».
О том же пишет  и Л.Д.Троцкий-Бронштейн: «Политические  лозунги  чаще служат для того, чтобы камуфлировать интересы, нежели для того, чтобы открыто называть их».  С.Р.Томпкинс отмечает, что «Ленин никогда не вступал в сделки с совестью. Он никогда не отказывался от  тех  неизменных  принципов, которые он положил себе для достижения своей цели. Преемникам  Ленина оставалось принять ту циничную форму признания своей вины  за обман, в который они  вводили людей, пропагандируя те или иные меры. Например, на  XI  съезде партии в 1921 году, докладчик от ЦКК  А.А.Сольц  достаточно откровенно признался, что накануне  Октябрьской революции большевики  требовали демократизации армии  просто  для того, чтобы ослабить власть правительства. Когда же они создали собственную армию, то в основу ее положили единственно возможный для армии принцип – железную дисциплину, которую обеспечивало высшее военное руководство. Подобным образом большевики выступали против Керенского, когда он восстанавливал смертную казнь для военнослужащих, однако их  возмущение оказалось чистым  лицемерием, когда достигнув  власти, они не только декретировали, но и беспощадно применяли эту меру наказания в Красной Армии…
Популярные лозунги, которые  столь часто использовал  Ленин в своей борьбе за власть, ни к чему не обязывали его, о  чем, кажется, никогда не догадывался никто из его противников. В результате они не были готовы к тому, что он резко менял свои позиции. В международных делах, где его преемники  применили этот метод, он приносил и по сей день приносит неисчислимые  выгоды».

Отношение к  Ленину  современников

Официальная коммунистическая пресса двадцатых годов в силу идеологических причин всегда показывала только одну сторону отношения народа к большевистскому вождю – всеобщее поклонение. Тем не менее, смерть Ленина выявила довольно разнообразные оценки этой исторической личности среди народных масс.  Конечно, сочувствие и скорбь были очень глубокими, что подтверждается не только официальными материалами газет, но и секретными донесениями ГПУ. Однако, сводки ГПУ содержат и множество резко отрицательных оценок личности большевистского вождя  и реакции масс  на его смерть: «туда ему и дорога», «таких собак много», «сколько  народу  погибло  по его милости», «подох – уморил тысячи людей с голоду» и т.п.
Уже в траурные дни пели частушки и рассказывали анекдоты: «Ленин после смерти отправился в рай, но его не пустили. Возвратившись на землю, Ленин обратился к Троцкому, и последний взялся провести его в рай, уложив в мешок. Троцкий спросил у сторожа, в раю ли Маркс, ему ответили, что да, в раю. На что Троцкий сказал, что он принес какое-то барахло Маркса, и под этим  предлогом  Ленин попал в рай».
Отношение народных масс  к  ленинскому наследию, к  издаваемым  в  стране миллионными  тиражами  произведений Ленина, также  находило  свой отклик  в  анекдотах. Так, в Екатеринославе в 1924 году, в артеле булочников, был популярен анекдот: «Заходит покупатель в кооперативный магазин и покупает малосольную сельдь. Продавец отрывает листы из собрания сочинений В.И.Ленина  и заворачивает в них селедку. «Как, — восклицает  удивленный покупатель, — … книги Ленина на обертку?». На что продавец с невозмутимым спокойствием отвечает: «А вы, гражданин, не волнуйтесь. Мы используем все способы, чтобы идеи Ильича продвинуть в массы».
В советское время партийные идеологи широко рекламировали  политическую кампанию, вошедшую в историю как «ленинский призыв». Был придуман и широко пропагандировался миф о том, что на смерть вождя рабочий класс  ответил  еще большим сплочением вокруг коммунистической партии. В результате «ленинского призыва» в партию вступило свыше 240 тыс. рабочих.
Однако источники, ставшие  доступны историкам в последние годы , говорят  об обратном – о непопулярности  РКП(б) среди рабочего класса. Судя по материалам ГПУ, в начале двадцатых годов общественное мнение было настроено против коммунистов. Вот  типичные свидетельства:  в марте 1924  года некий рабочий писал в письме к  Г.Е.Зиновьеву: «Важнейшей причиной неуспеха РКП(б)  по завоеванию симпатии трудовых масс  является неискреннее мошенническое отношение большинства видных членов РКП  к  беспартийным массам. На выборах  коммунисты открыто допускают  всевозможные подтасовки, так что все выборы бывают  недемократическими, а проходят под  диктатом  коммунистов. Это вошло  в психологию большинства членов партии».
Основной причиной  вступления рабочих в ряды РКП(б)  были чисто экономические интересы. Вступавшие в партийные ряды получали экономические  привилегии: они сразу же устраивались на работу и получали продовольственный паек в отличие от беспартийных, которых было большинство. Беспартийные массы  составляли огромную армию безработных, которые вели полуголодное существование вместе  со своими семьями. Об этом открыто говорили безработные в письме, адресованном  XIII  съезду РКП(б), проходившем в мае 1924 года:
«Мы рабочие-служащие, выброшенные за борт, в настоящее время находимся без работы и каких-либо средств к существованию, просим убедительно вас задуматься над этим вопросом, ликвидировать его и выполнить свой лозунг: «Тот не ест, кто не работает!» — Мы просим – дайте нам работу, мы есть хотим.
Вы восхищаетесь «ленинским призывом», что в партию вступило 200 000 человек от станка, поверьте, что  вступление в партию произошло лишь потому, что всяк  понял: «если он не партийный, так рано или поздно  придется  лишиться  куска хлеба, т.е. заработка, а служба-заработок  для человека есть кусок хлеба. Никто из вас, товарищи, серьезно не заговорил об миллионной  армии безработных. Да, это правда, на территории С.С.С.Р  не один десяток безработных, голодных, бесприютных. Если они на вид кажутся, что сыты и беззаботны, это громадная ошибка…Если вы лозунг бросите: кто не запишется в партию, тому не будут даны никакие права и служба, поверьте завтра же вы будете насчитывать приток в партию не две сотни, а десяток миллионов».
Необходимо отметить, что в двадцатые годы люди могли свободно и открыто  выражать свое отношение к власти и ее вождям. Запреты и цензура тогда  действовали, в основном, в прессе. Что касается, к примеру, искусства оно было относительно свободным. Оно даже «позволяло» себе  хулу на революцию и правду о ее вождях. Так, например, Илья Эренбург  в своем первом романе «Необычайные похождения Хулио Хуренито  и его учеников», написанным в 1922 году, посвятил основателю большевизма специальную главу, назвав  ее «Великий Инквизитор  вне  легенды». В ней  В.И.Ленин   предстает как фанатик  идеи, инициатор  красного  террора.  И.Эренбург вкладывает в уста Ленина такие откровения: «Мы, — говорил главный коммунист  Хуренито, — ведем человечество  к  лучшему  будущему. Одни, которым это не нравится, всячески  мешают  нам… Мы должны их устранить, убивая для спасения тысячи. Другие упираются, не понимая, что их  же счастье  впереди…Мы гоним их вперед, гоним в рай железными бичами. Дезертира-красноармейца надо  расстрелять для того, чтобы дети  его, расстрелянного, познали всю сладость грядущей коммуны!..». Как созвучны  слова  этого  главного  героя  романа  со  словами  В.И.Ленина: «Мы уничтожим  9/10 человечества, чтобы 1/10 дожила до победы  коммунизма».
Антиленинские настроения звучат  также в творчестве  русского поэта Сергея Есенина. В поэме  «Черный человек», написанной в период  с 1923 по ноябрь 1925 гг., вождь большевиков предстает  как « авантюрист, самой высокой и лучшей марки». «Счастье, — говорит он, — есть ловкость ума и рук…Это ничего, что много мук приносят изломанные и  лживые  жесты». Наибольшую известность С. Есенину, как антисоветскому поэту, принесла его драматическая поэма «Страна негодяев», написанная в 1922-1923 гг.  Именно в ней поэт объясняет свой переход в антисоветский лагерь противников  коммунистического  режима:
«У меня созревает мысль
О российском перевороте,
Лишь бы только мы крепко сошлись,
Как до этого в нашей работе.
Я не целюсь играть короля
И в правители тоже не лезу,
Но мне хочется погулять
И под порохом, и под железом.
Мне хочется вызвать тех,
Что на Марксе жиреют, как янки.
Мы посмотрим их храбрость и смех,
Когда двинутся наши танки».

Как быть Леди:  Креативные люди - это какие люди? В чем проявляется креативность человека?

В Российском государственном архиве  социально-политической  истории (РГАСПИ) хранятся письма В.И.Ленину, написанные крестьянами, рабочими, солдатами и др., в которых они выражают свое отношение к  коммунистическому вождю  и политике  большевистской партии. Ниже приводятся отрывки некоторых из писем, адресованные Ленину накануне и после Октябрьского переворота 1917 года.

Письмо солдата
г.Петроград                2 апреля 1917 г.
Г-н  Ленин, я очень возмущаюсь против вас, когда читаю в газетах о вашей деятельности. Зачем вы сеете раздор и сомнение между народных масс?  Нужно помнить, что Россия в опасности, развал и недоверие к Временному правительству может плохо отразиться  в армии и может даже помешать ей отстоять свободную Россию от внешнего врага.
Г-н  Ленин, когда я читал о вашем приезде из заграницы, я радовался: вот, мол приезжают великие люди, которые помогут Временному правительству  переустроить и организовать свободную Россию и благополучно довести войну до конца в согласии с нашими союзниками. Но вы, наоборот, устраиваете какие-то особые партии, идете против того, к чему стремится вся Россия, а именно: сокрушить самодержавную  Германию. Сеете  раздор и недоверие к  Временному правительству ,и также недоверие наших союзников к нам. Уверяю вас, что ваша политика многих возмущает, получается страшное разочарование и рисуются ужасные картины развала, который может получиться от разногласия.
Неизвестный солдат
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1499. Л. 7-8.

Письмо гражданина
г. Петроград                10 апреля 1917 г.
Г. Ленин.
Без всякого сомнения, Вы получили крупную взятку от германцев, взяв на себя обязательство, мутить малосознательный класс русских граждан.
Неужели Вы действительно уверены в том, что во главе России должен стать какой-то Совет батрацких, бурлацких или босяцких депутатов? Ваше место в таком случае не на Каменноостровском проспекте, а  на «Горячем Поле».
Убирайтесь же к черту, пока еще Вас земля носит. Таким негодяям, как Вы, не должно быть места на Руси, которая  пока еще не настолько сознательна, чтобы отличить идейного гражданина от проходимца, доставленного  ее врагом для смуты и новых бедствий, сеить кои – ваша прямая, щедро оплаченная, задача.
Гражданин
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1499. Л.2-3 об.

Письмо неизвестного крестьянина
1917 г.
Г-н  Ленин!
Я крестьянин и верный сын  России был и буду. Вместе с ней я переживаю ее радости и горе. Случайно я послушал, что Вы и Ваши товарищи говорят  Русскому народу  с  балкона Кшесинской. Я и многие пришли  в ужас от Вашей проповеди. Вы проповедуете насилие, произвол и полную анархию, приятную только врагам. Хулиганам и любителям чужой собственности. Неужели Вам не стыдно?
Неужели Вы приехали в нашу родную Русь сеять смуты и волновать простой народ?! Вы кричите: долой войну! Да укажите Вы, ради бога, как это сделать? Пусть  Ваши друзья немцы протянут  руку  мира, и мы с радостью пожмем эту руку. Немцы разорили пол мира, немцы избивали всех стариков, женщин и детей, немцы готовят нам удар, желая поработить нас, а Вы кричите: долой войну! Долой власть и порядок! Бейте друг друга!  Грабьте тех, у кого что есть! И это проповедуете Вы?!  Чего Вы добиваетесь? Власти! Этого  —  никогда не будет! Вас уже ненавидят все умные люди и презирают как провокатора и мятежника. С  Вами небольшая кучка злых людей, и они первые убегут от Вас при первой вспышке возмущенного народа. Вы враг России! Вы враг русского свободного народа! Вы друг немцу и раб Вильгельма.
Крестьянин – гражданин земли Русской
РГАСПИ. Ф.5. Оп. 1. Д. 1499. Л. 13-14 об.

Письмо красноармейца
Провинция                25 декабря 1918 г.
Здравствуй, великий предводитель российского пролетариата, тов. Ленин. Знаешь ли, ты, сидя в своем гнезде, в Московском кремле, окруженный зубчатыми стенами, ведает ли твое умное чело, как поживает твой подвластный народ. Знаешь ли ты, что  говорит твой свободный народ. Он говорит: Господи, доколе  ты будешь немилосерд за наши  великие прегрешения, смилуйся и помилуй. Он говорит: вот  настало времечко, поневоле вспоминаешь старую власть, нам при ней жилось хорошо, а теперь нам дали свободу, да такую свободу: нас называют свободными Гражданами, берут  у нас последнюю  лошадь, корову, последний кусок хлеба, и ты ни слова не говори за свой пот, за свои слезы, а если сказал – тут тебе и пуля в лоб и спроса нет, жаловаться некому.
Теперь мое слово к тебе, кровожадный зверь. Ты вторгся в ряды революции и не дал собраться Учредительному собранию. Ты обманул народ, обещая ему полную свободу, землю. Ты говорил: долой тюрьмы, долой расстрелы, долой солдатство, пусть будут  наемные, обеспеченные кругом. Ты обещал золотые горы  и райское  житье, но где все это? Народ почувствовал революцию, ему вздохнулось легко, ему разрешили собираться, говорить про все, что угодно, не боясь ничего. Но вот  являешься ты, кровопийца. И что же? Ты отнял у народа свободу и теперь лицемеришь под словом «свобода» вместо  того, чтобы из тюрем сделать школы. Тюрьмы  полны  невинными  жертвами. Вместо  того, чтобы запретить  расстрелы, ты устроил террор, и десятки сотен народа беспощадно  расстреливаются ежедневно. Ты остановил промышленность, этим сделал рабочих голодными, разул и  раздел народ, запретил вольную торговлю, и народ сидит без всего, сидит без рубашки, без сапог.
Но  час расправы близок. Народ тайком  готовит  свое оружие и с нетерпением ждет белых, чтоб  вместе с ними вешать всех  кровопийц советской власти.
Крепись, исчадие  ада, тебе проклинает  весь народ.
Твой красноармейский  доброволец, записавшийся ради куска хлеба.
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1500. Л. 31-31 об.

Письмо  «рабочего-крестьянина»
г. Москва                1918 г.
Народному Комиссару
Товарищу Ульянову-Ленину
Тов. Ленин, Николай II погиб сам и погибла вся Россия потому, что у него были министры воры и грабители, которые только и думали о себе. Таких точно министров имеешь и ты, т.е. разных народных комиссаров. Они были разными каторжниками, ворами и убийцами и теперь стали комиссарами. Стоном стонет Великая Россия от  управления таких комиссаров. Слышишь ли ты, тов. Ленин, те проклятия, которые посылают тебе  миллионы сынов России? Слышишь ли их слезы и стоны? Нет, ты их не слышишь. Ты занят углублением революции  и выпусканием разных деспотических декретов, которыми твои министры душат русский народ. Чрезвычайки без суда и следствия расстреливают лучших граждан России. И сотни тысяч людей умирают от голода ради прихотей народных министров.
Послушали вас, думая, что заживем новой, свободной  и счастливой  жизнью, но глубоко  ошиблись и проклинаем то время, что послушали вас. Неужели ты не видишь той ненависти, которая бурлит  кругом тебя.
Подписался бы, но боюсь твоей  чрезвычайки. Но  я рабочий крестьянин.
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1501. Л. 54-57 об.

Как видно из  вышеприведенных писем, граждан е  России негативно и даже враждебно относились к большевистскому вождю и политике  большевистской партии. Эти письма  красноречиво свидетельствуют об  антирусском, антинародном  характере и сущности большевистской советской власти.
В официальной биографии  Ленина в  коммунистический период  пафасно утверждалось: «Всей своей титанической деятельностью  В.И.Ленин  демонстрировал высочайшее  умение  быть тесно  связанным с массами, знать их настроение и интересы, постоянно  черпать из народа – главного творца истории опыт, знания, заряд революционного оптимизма. «Нам нужны такие партии, которые находились бы постоянно  в  действительной связи с массами и которые бы умели этими массами руководить», — говорил В.И.Ленин.
Повседневная связь с массами, встречи и беседы с рабочими и крестьянами, солдатами и представителями интеллигенции были тем каналом, который связывал деятельность  Ленина с жизнью и борьбой масс, помогал находить вернейшие решения сложнейших задач, стававших перед партией и Советским государством. В беседах он улавливал пульс  жизни, определял те изменения, которые происходили в обществе». Официальная  биохроника В.И.Ленина  свидетельствовала, что те дни, когда принимались принципиальные важные государственные решения,  были буквально  насыщены встречами с рабочими, крестьянами, интеллигенцией.  «Путем таких бесед с людьми, — вспоминал  управляющий делами Совнаркома Н.Н.Горбунов, — и путем какой-то особенной, свойственной ему только одному интуиции, Владимир Ильич впитывал в себя коллективную мысль и опыт масс, прорабатывал их в своем поразительном мозгу и претворял великие лозунги, которые как снопы света освещали пути революции».
В действительности,  Ленин  никогда не общался  ни с рабочими, ни с крестьянами, ни с солдатами, ни с интеллигенцией. Его никогда не интересовали заботы и нужды простого народа-труженика, над которым он возвысил себя еще в  молодости.  Единственное, что  связывало Ленина с народом – это публичные  выступления вождя, на которых он искусно используя демагогические приемы и марксистскую фразеологию, объяснял трудовому народу политику большевистской партии и сущность новой коммунистической власти.
В воспоминаниях родных и близких  Ленина надумано включались  рассказы о тесной связи  вождя с массами. Так,  младшая сестра Ленина  М.И.Ульянова пишет: «В.И.Ленин  прислушивался  к разговорам в трамваях, заводил разговоры с простыми людьми  на прогулках. Он не пропускал ни малейшего  случая общения с ними, ибо понимал, что для партии, которая ставит своей задачей освобождение всех трудящихся, необходимо  знать повседневную жизнь трудящихся, их нужды и запросы».  В  процессе  беседы Ленин  умел создавать товарищескую, деловую и, в тоже время, непринужденную обстановку, которая помогала тем,  кто приходил к нему выкладывать самое наболевшее, откровенное.  Немецкая коммунистка  Клара Цеткин вспоминает: «Ленин внимательно слушал, слегка наклонившись вперед, без признаков  скуки, нетерпения или усталости, следя с напряженным интересом даже за второстепенными  подробностями. Я не знаю никого, кто бы умел лучше слушать, чем он…».
В  этих воспоминаниях  только  часть  правды о большевистском вожде. Да, Ленин действительно был внимательным собеседником и умел слушать. Но слушал он до тех пор, пока собеседник излагал идеи и мысли, созвучные  идеалам  вождя и его  убеждениям.  Как только кто-нибудь в  разговоре с ним делал отступление от партийной линии или высказывал свое мнение, шедшее вразрез с убеждениями вождя, он пожинал плоды  ленинской ненависти. Ленин никогда не уважал чужих убеждений, не переносил чужих мнений  и всегда требовал от окружающих  беспрекословного  исполнения его воли. Так поступают диктаторы, создающие политические режимы с однопартийной властью и  подчиненной ей идеологией. Все, несогласные с  ней подлежат репрессиям и поголовному  истреблению.
Диктаторская власть,  насилие против  инакомыслящих, военно-полицейский режим и экономический террор – вот  идеал  государственного  устройства, который всегда вынашивал Ленин.  Все это было в полной мере осуществлено в Советской России после прихода большевиков к власти.
В воспоминаниях о Ленине, издававшихся в  советскую эпоху, много  лжи и неправды. Перечислять  всю ее нет  необходимости. Отметим  только  один факт из биографии  большевистского  вождя, который тщательно  замалчивался  партийными идеологами.  Отмечая величайшую скромность Ленина, партийные историки  приводили следующий факт. В тяжелом голодном 1919 году  В.И.Ленин  стыдился есть продукты, которые ему присылали  соратники по партии, солдаты и крестьяне из провинции. Посылки, которые приносили к нему на  квартиру, он немедленно отправлял в детские сады, больницы или переадресовывал больным товарищам.
И это было правдой. Ленин никогда не  вскрывал никаких посылок  по той простой причине, что  в них не нуждался. Как глава правительства он находился на полном  государственном обеспечении и, как все народные комиссары,  питался  в совнаркомовской столовой. Что  это была за столовая, и какими продовольственными запасами она располагала читаем у Игоря Бунича: « 1 марта 1919 года в Москве открылся международный  съезд «левых социал-демократических партий», который  4 марта объявил себя Первым конгрессом Коминтерна…  5 марта 1919 года в Большом Кремлевском Дворце состоялся прием в честь делегатов конгресса.  Яркий электрический свет заливал старинную лепку дворцовых стен – творение  архитектора  Тона. Столы ломились от  яств. Резные  блюда с икрой, целиком сваренные осетры, огромная белуга, занимавшая треть стола, молочные поросята, ананасы  и виноград, старинные вина, еще сохранившие на этикетках штампы частных коллекций, включая и царскую. Ленин лично  подписал разнарядку, указав Горбунову доставить к столу из запасов столовой  Совета Народных Комиссаров «икру  —  110 пудов, поросят молочных  —  800, рыбы красной  —  200 пудов».
И далее  «…ежедневно  подписывая разнарядки  и требования  для столовой ЦК и для различных  кремлевских  служб, он ( Ленин. – Ф.С.)  внимательно следил за ассортиментом продуктов, куда обязательно входили три сорта паюсной икры, разнообразные сорта мяса, колбас, сыров, деликатесных рыб, особенно  любимые им соленые огурчики, маринованные и соленые (когда не было свежих), грибы и три сорта кофе. Ленин  был гурман, и в разгар небывалого голода, уносящего в день десятки тысяч человек, мог выговаривать Горбунову, что «икра вчера имела странный запашок», «грибы были в безобразном маринаде» и что «неплохо бы повара посадить на недельку в тюрьму».
Когда автор  читал  об этом, он вспоминал, как в детстве   читал в коммунистических книжках  о том, как  скромно  жил  пролетарский вождь  и в голодном  1919 году  пил морковный чай без сахара. Особенно  запомнился рассказ о том, как один солдат, который шел по коридору, увидел, что  буфетчица несет  в кабинет  Ленина поднос, покрытый салфеткой. Солдат поинтересовался, что находится на подносе  и , увидев на тарелке маленький кусочек  черного хлеба и стакан  чая без сахара, развязал  свой  вещевой мешок  и отрезал толстый ломоть  хлеба и сала. Обрадованная буфетчица понесла слегка потяжелевший поднос в кабинет Ленина, а солдат пошел по коридору дальше, довольный тем, что накормил Ильича нехитрым  солдатским пайком.

Как быть Леди:  Купить белое женское пальто в Москве в интернет-магазине | Snik.co

Культ  личности  коммунистического  вождя

В советскую эпоху в воспоминаниях о  Ленине  его современников, публицистике и художественной литературе красной нитью проходила тема необычайной скромности коммунистического вождя.  «Обращает на себя простота и естественность Владимира Ильича, его большая скромность, полное отсутствие не то  что кичливости, хвастовства, но какого-либо выдвигания своих заслуг, красования ими – и это с молодых лет, когда некоторое такое красование присуще обычно способному человеку», — писала старшая сестра Ленина  А.И. Ульянова-Елизарова.  В  литературе о Ленине отмечалось: «Ни  на заседаниях, собраниях, съездах, ни в печати  Ленин не допускал  какого-то ни было восхваления, возвеличивания  его личности и его заслуг, восставал против чуждого марксистам культа личности и  всегда искренне негодовал по малейшему для этого поводу. Партия и массы всегда были у него на первом плане в обзоре исторических событий и в решении предстоящих задач.
Величайшая скромность  Ленина сказывалась во всем и всегда. Нечего и говорить о полном отсутствии у него и тени честолюбия, он стоял выше этой человеческой слабости. Известен такой факт. Осенью 1918 года, еще не оправившись от  тяжелого ранения, Ленин приступил к работе. Просматривая газеты, он обратил внимание, что в них много пишут о нем. Владимир  Ильич тотчас пригласил  к себе  В.Д. Бонч-Бруевича. « Зачем это? – сказал он  управляющему делами  Совнаркома, показывая на многочисленные заголовки  в  газетах, где повсюду пестрело его имя со всевозможными  украшающими  эпитетами.
— Мне тяжело читать газеты…Куда ни глянешь, везде пишут обо мне. Я считаю крайне вредным это немарксистское выпячивание личности…Это  нехорошо – это совершенно недопустимо и  ни к чему не нужно. А эти портреты? Смотрите везде и повсюду. Да от них деваться  некуда!.. Зачем все это?
-Я понимаю, — продолжал он, — что все это товарищи делают от доброго чувства ко мне, но не надо этим злоупотреблять и отвлекать внимание масс к событиям, касающимся одной личности. Пожалуйста, сделайте для меня это, — деликатно, никого не обижая, переговорите с кем нужно, чтобы все это прекратилось».
Однако факты свидетельствуют совершенно об обратном —  Ленин никогда не возражал против культа своей личности, более того, всячески  содействовал  этому процессу. Еще при жизни Ленина большевистские лидеры активно  пропагандировали  культ  коммунистического вождя. Уже 3 апреля 1917 года, когда  Ленин вернулся из эмиграции в  Петроград, на Финляндском  вокзале была организована торжественная встреча, и Петроград тогда впервые услышал публичное  выступление  Ленина. Большевистское  руководство  организовало массовое  шоу, придав  этому церемониалу «государственно-политическую окраску». Именно тогда проявились зачаточные  формы культа  Ленина.
Масса народа, мобилизованного  на встречу, заполнила привокзальную площадь. Мощные прожекторы прорезали  лучами темноту – было уже около одиннадцати вечера. Повсюду развевались бесчисленные красные флаги, а над ними – расшитое золотом знамя ЦК  партии большевиков. Особенно празднично было на перроне, вдоль которого  стройными рядами стояли военные подразделения, поддерживающие партию. Как только Ленин вышел из вагона, оркестр заиграл «Марсельезу». Ленину был вручен огромный букет цветов, батальон матросов застыл по стойке «смирно», а его командир отдал изумленному вождю революции честь. Толпа взорвалась восторженными  криками и стала  скандировать: «Ленин! Ленин!». Растерявшемуся  Ленину объяснили, что его приветствуют  революционные солдаты и матросы  Петроградского  гарнизона.
Необходимо отметить, что в  Ленине с ранних лет  слишком сильно было развито сознание того, что он является ведущей фигурой и символом большевизма и это сказывалось на его поведении. Так, одним из первых биографических очерков о нем была статья Н.К.Крупской в газете «Солдатская  правда» от 13 мая 1917 года, отредактированная самим Лениным. В этой краткой биографии он представлен как «передовой борец рабочего класса».
Начиная с 1918 года, в стране большими тиражами  выпускают  плакаты и изображением Ленина.  В 1918 году московский скульптор Г.Д.Алексеев сделал ряд натурных зарисовок Ленина в его кабинете. Он один из первых  среди художников получил разрешение лепить  вождя с натуры и провел  в  кремлевском кабинете Ленина несколько сеансов. Итогом его работы стали два бюста – 1919-го и 1923-го годов.  В дни празднования первой годовщины новой власти – 7 ноября 1918 года – в городе Калатаевке Воронежской губернии был установлен памятник Ленину, выполненный под руководством учительницы рисования местной школы А.И.Казарцевой.  В 1919 году счет  памятников  Ленину в разных городах страны превышал пару десятков. В стране начинается массовое тиражирование бюста, созданного скульптором Г.Д.Алексеевым, поставленное на промышленную основу. В октябре 1919 года открыты  памятники – бюсты  Ленину в Тверской губернии. 7 ноября 1919 года памятник Ленину  работы скульптора Г.Д.Алексеева  установлен в  местечке Белом Смоленской губернии, а 4 июля 1920 года – в  Вышнем Волочке. В 1921 году  аналогичные памятники вождю устанавливаются в Калязине, во Ржеве и Орле. Затем в Уфе, Александрове, Череповце, Меленках. В 1920 году скульптурный памятник  Ленину появился в Казани.
Первый памятник  Ленину в Москве появился также при жизни Ленина. После покушения на  Ленина 30 августа 1918 года, на месте ранения вождя – на Павловской улице –был установлен деревянный обелиск, а 7 ноября 1922 года его заменили  гранитной стелой  с надписью «Пусть знают угнетенные всего мира, что на этом месте пуля капиталистической контрреволюции  пыталась прервать жизнь и работу вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина». Тогда же  Моссовет принял решение увековечить  Ленина в бронзе, но памятник был установлен в сквере у завода Михельсона только в 1925 году.
Новый резкий всплеск дифирамбов  произошел в 1920 году  в честь 50-ти летнего юбилея Ленина. По этому поводу появились новые стихи  революционных поэтов Д. Бедного  и В. Маяковского.  В.И.Невский написал  романтизированную биографию  Ленина, густо насыщенную славословиями в его адрес, опубликованную тиражом 200 тыс.экземпляров.  Свои собственные  панегирики опубликовали  Зиновьев, Сталин, Бухарин, Сосновский. Л. Троцкий написал статью «Национальное  в  Ленине», в которой изобразил большевистского вождя подлинным национальным лидером русского народа. 1 мая 1920 года Ленин разрешил сфотографировать и снять себя на кинопленку в роли участника «коммунистического субботника» на Красной площади. В 1919-1921 годы на грамофоные пластинки были записаны 13 кратких выразительных   популистских  речей  Ленина. Еще при жизни Ленина его именем были названы два города: в 1919 году – Ленинск, вблизи  Царицына, и в 1922 году – Ульяновка, недалеко от Петрограда. Эти переименования должны были закрепить завоевания революции в стране и уничтожить в памяти народа названия городов, связанные  с  временами царизма.
Следует отметить, что чем дальше  Ленин отходил от руководства партией и страной в связи с обострившейся болезнью – нейросифилисом, тем в большей степени превращался он в объект культа. С  особой силой панегирики Ленину прозвучали на XII  съезде РКП(б) – первом съезде партии, проходившем без его участия. В  1923 году большевистское руководство решилось на создание  нескольких учреждений, связанных с культом  Ленина. Вскоре обрел свои черты Институт  Ленина, который частично  должен был выполнять задания партии – собирание  ленинских  работ  и издание Собрания сочинений, а также избранных произведений. Кроме того в его задачу входил сбор ленинских «реликвий», что служило  уже откровенно культовым целям. Для этого Институту был придан Музей Ленина.
Модель «ленинского уголка» была представлена осенью 1923 года на Сельскохозяйственной выставке в Москве как образец  для подражания. Эта форма культа адресовалась  к  русскому крестьянину, к его душе и бытовым привычкам. «Ленинские уголки» должны были сменить в крестьянских избах «красные углы» с их божницами, портреты Ленина – портреты святых и угодников.
Создание предпосылок  для учреждения культа шло до самой смерти  Ленина, — пишет немецкий  историк Б.Энкер. – Шаг за шагом, начиная с 1922 года, он лишается черт человеческого образа. То, что первоначально можно было объяснить пиететом и политической неуверенностью, служили теперь созданию символа политической  имиджелогии и  находится в отрыве от Ленина-человека».
Достаточно отметить, что только за июнь-июль 1923 года отошедший от политики, умирающий Ленин, был избран почетным  председателем Коминтерна, почетным членом президиума  VI Всероссийского съезда союза рабочих металлистов и почетным кооператором России, в августе  избран почетным  председателем Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промысловой  выставки, в октябре – почетным  председателем Собрания уполномоченных Центросоюза, почетным председателем VI  Всероссийского съезда рабочих бумажной промышленности,  I  Всероссийского съезда научных работников  и IV  Всероссийского съезда заведующих губернскими отделами народного образования.
Ленин умер 21 января 1924 года. Эта  дата является точкой отсчета начала его культа в форме, санкционированной руководством партии. Уже в обращении ЦК РКП(б) «К партии, ко всем трудящимся!» все политические качества  Ленина показаны как «символ всего, что есть по-настоящему великого  и  героического   в  пролетариате». Все обращение  пронизано религиозными  аллегориями: «Ленин  живет  в  душе   каждого  члена нашей партии. Каждый член нашей партии есть частичка  Ленина. Вся наша коммунистическая семья есть коллективное воплощение  Ленина». По  сути, обращение ЦК  создавало культовой легенде топос мученичества  Ленина – ведь он не только всю свою жизнь до последнего дыхания посвятил  рабочему классу и не знал никаких иных интересов, кроме  интересов партии, пролетариата, коммунистической революции, но и принес себя в жертву всему этому: «Нечеловеческая, неудержимая  жажда работать, неустанная мысль, беспощадная растрата своей энергии сломили этот богатырский организм и погасили навсегда жизнь  любимейшего  из любимых – нашего Ильича».
Второй съезд Советов на своем  заседании 26 января 1924 года принял ряд конкретных решений по увековечиванию памяти Ленина. 22 января объявлен в стране траурным днем; Петроград переименован в Ленинград; было намечено сооружение  памятни ков  Ленину в Москве, Харькове, Тифлисе, Минске, Ташкенте и Ленинграде. Институту  Ленина поручается срочно издать миллионным тиражом «Избранные произведения» вождя для рабочих и крестьян. Утверждается решение Президиума ЦИК о строительстве  Мавзолея Ленина. Первоначально  Мавзолей был сооружен из дерева  для проведения похорон 27 января  и представлял собой куб  темно-серого цвета, увенчанный небольшой трехступенчатой пирамидой высотой в три метра, с расположенным под землей траурным залом. В 1930 году на месте  деревянного  временного мавзолея был воздвигнут мавзолей  из гранита и мрамора. На долгие десятилетия он стал центральным культовым местом коммунистического режима.
Одним из проявлений культа стало массовое строительство памятников Ленину. Первый из них появился уже на следующий день после его  смерти 22 января 1924 года в городе Ногинск. По приблизительным подсчетам сегодня в мире существуют около  5,5 – 6 тыс. памятников Ленину, установленных в  4 тыс. населенных пунктах. Более 3 тысяч  памятников Ленину находится в России, и более  одной тысячи на Украине.

Оцените статью
Ты Леди!
Добавить комментарий