Триггеры и психолог-провокатор :: Частный Психологический Центр «Тихорецкий,33»

Триггеры и психолог-провокатор :: Частный Психологический Центр «Тихорецкий,33» Женщине

7 способов избавления от стресса, которыми пользуются сами психологи

Специалисты
Дневного Стационара советуют: 7 способов избавления от стресса, которыми пользуются сами психологи.

1.      Записывайте,
всечтоприходитВамвголову.

Чем это полезно? Когда Вы записываете  свои мысли, различные ситуации, а  возможно даже идеи будущего происходит структуризация
мыслей, наведение порядка в голове. Этот творческий процесс очень эффективен,
отвлекает Вас от текущих проблем, голова очищается и спадает напряжение. В
дальнейшем вы сможете рассмотреть 
некоторые ситуации под другим углом. 
Удачи!!!

https://eus-www.sway-cdn.com/s/CvmU3xdV6ELB6JSe/images/uMjtXGsvMsXz4z?quality=1080&isThumbnail=True

2.   Приготовьте
блюдо и будьте крайне педантичны в выборе ингредиентов, украсьте его и
насладитесь им

Известный факт, когда человек
нервничает  он зачастую склонен «заедать
проблемы».  Но если это будет здоровая
еда или новое блюдо с тщательно подобранными ингредиентами, аккуратно приготовленная
и красиво поданная на стол, это может послужить огромным источником позитивных
эмоций и познания новых вкусов и оттенков.

https://ne-kurim.ru/forum/attachments/image-8-jpg.713602/

3.   Релаксация
и дыхание

На сегодняшний день очень актуальным и
эффективным способом борьбы с различными стрессовыми и тревожными состояниями
является методы дыхательной гимнастики  и
прогрессивной мышечной релаксации, разработанной еще в 1920 году. Принцип
прост:  после любого сильного напряжения
наступает сильное расслабление.  Поэтому
предлагаем Вам воспользоваться  и
овладеть простым и очень доступным методом: напрягайте мышцы в течение 10
минут, а затем расслабьте их, стараясь сконцентрироваться на  моменте расслабления. Существует множество
упражнений (по ссылке Вы можете более подробно их рассмотреть http://k-psy.ru/relax.html).
Начните с самого простого и доступного — максимально сильно сожмите  руку в кулак, удерживайте напряжение,
расслабьте. Или же  сильно зажмурьтесь,
нахмурьтесь и наморщите нос, затем расслабьтесь и сконцентрируйтесь на чувстве
расслабления мышц лица.

4.   Реагируйте
правильно или не реагируйте вообще

Постарайтесь увидеть позитив в любой
стрессовой ситуации, пробуйте изменить свое отношение к ней:  «Я не могу изменить ситуацию, но могу
изменить свою реакцию на нее». Позитивная реакция на негативное событие помогает
не только избежать стресса, но и получить некий опыт, если смотреть на это, как
на испытание, и учиться на ошибках.

5.   Остановите
поток мыслей

Когда вы чувствуете наплыв мыслей, с
которым сложно справиться  щелкните
пальцами и скажите  «Стоп! Я подумаю об
этом позже!».  Можно использовать резинку
на запястье или же просто себя ущипнуть. Подобный метод позволяет остановить
круговорот мыслей и отложить проблему на потом. Остановив свои мысли,  постарайтесь переключить  внимание на что-то другое – смените вид
деятельности.

https://www.inpearls.ru/png/35606.png

6.   Побалуйте
себя

Советуем каждому находить промежуток время,
в течение которого Вы можете делать только то, что захотите. Вы можете
рисовать, читать, есть вкусные блюда, говорить по телефону с друзьями и
близкими, слушать любимую музыку, смотреть кино и т.д.  Это время, когда Вы  честно можете отложить все обязанности,
негативные мысли, работу и любые текущие дела и доставить себе удовольствие.

https://cdn.sm-news.ru/wp-content/uploads/2021/08/07/tvorchestvo.jpg

7.   Мой
способ  борьбы со стрессом

Позвольте себе испытать как классические
методы борьбы со стрессом, так и прислушаться к себе и найти свой личный и
эффективный способ снятия 
неприятного  внутреннего  напряжение – занятия спортом под приятную
музыку, чашка ароматного кофе или чая, беседа с близким человеком или  друзьями, горячая ванна или контрастный
душ,  здоровый сон. Возможно, это
продуктивная деятельность будь то уборка, мытье посуды, шитье, вязание,
наведение порядка на рабочем месте или фотоальбома, прогулка и др.  Главное, чтобы этот способ был действенным и
помог Вам переключить внимание с негативной ситуации на позитивный лад.

https://s14.stc.all.kpcdn.net/share/i/12/10367601/inx960x640.jpg

Даже маленькая позитивная мысль
с утра, способна изменить весь день!!!

Будьтездоровы!

Берегитесебяисвоихблизких!

Триггер «сравнение»

Представьте онлайн-школу по английскому языку. Сегмент выше среднего, но не премиальный. Условия – закачаешься. Они предлагают занятия с носителем 3 раза в неделю, бесплатный чай, кофе, печенье и фрукты, интерактивные уроки в кафе, парке или спорткомплексе, совместные занятия для родителей и детей и много других плюшек. Но с продажами все равно все плохо.

Основная проблема в том, что потенциальные студенты ничего не знают об этих преимуществах. Смотрят только на цену, разворачиваются и уходят. Ситуация меняется, когда на лендинге или сайте появляется сравнительная таблица с другими школами. Необязательно говорить плохо о конкуренте, можно взять среднестатические курсы и показать разницу.

С похожей ситуацией столкнулись многие продавцы искусственных шуб. Сначала они просто не знали, чем зацепить покупательниц. На просторах СНГ котировался только натуральный мех, поэтому многие барышни считали, что лучше взять в кредит дорогое изделие, чем носить синтетику.

Со временем девушки и женщины узнали, что визуально эко и натуральная шуба почти одинаковые. Более того, эко-мех такой же теплый, как и натуральный, его можно стирать в обычной машинке, а цена изделия невелика. После этого продажи уверенно пошли вверх. Во многом благодаря таким сравнительным блокам на сайтах:

Оцените креативный пример триггера «Сравнение» из соцсетей:

Триггерная терапия

Триггер (англ. trigger), спусковое устройство (спусковая схема), которое может сколь угодно долго находиться в одном из двух (реже многих) состояний устойчивого равновесия и скачкообразно переключаться из одного состояния в другое под действием внешнего сигнала. ( источник — Большая Советская Энциклопедия)

Википедия (интернет)
Триггер — не является логическим элементом первого уровня, а сам состоит из логических элементов первого уровня — инверторов или логических вентилей. По отношению к логическим элементам первого уровня триггер является логическим устройством второго уровня.
Триггер — элементарная ячейка оперативной памяти.
Триггер — простейшее устройство, выполняющее логическую функцию с обратной связью, т.е. простейшее устройство кибернетики.

Исходный текст рекламы:

НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТРИГГЕРНОЙ ТЕРАПИИ АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТИ
С точки зрения физиологии, алкоголизм (алкогольная зависимость) — это стойкое патологическое возбуждение определенных глубинных структур головного мозга. Такое состояние получило название доминанты. Однажды возникнув, доминанта подчиняет себе деятельность других центров мозга и формирует активное целенаправленное поведение, в данном случае — алкогольное. На физиологическом уровне, алкоголизм и алкогольное поведение в целом представляют собой новое, искусственно вызванное влечение — патологическую мотивацию. У больных алкоголизмом патологическая алкогольная мотивация становится доминирующей. Обнаружено, что источником такой мотивации, являются очаги возбуждения в глубинной структуре головного мозга — гипоталамусе. Процесс возбуждения мотивационных центров гипоталамуса осуществляется, как правило, ритмически — по типу, так называемых, триггерных механизмов.
Термин «триггерные механизмы» заимствован из техники, где он используется для обозначения пусковых устройств различных конструкций, обладающих двумя устойчивыми состояниями равновесия, а переход из одного устойчивого состояния в другое возникает скачкообразно. Благодаря обширным межнейронным связям, возникшее в гипоталамической области возбуждение распространяется на другие отделы мозга, вплоть до коры больших полушарий. Распространение патологического возбуждения при алкоголизме заканчивается формированием сложного поведенческого акта, направленного на поиск и потребление алкоголя. Исходя из вышеизложенной научной концепции, лечение алкогольной зависимости должно быть направлено, в первую очередь на торможение, сформированной по триггерному механизму, алкогольной доминанты.
Одним из наиболее эффективных и абсолютно безопасных способов торможения алкогольной доминанты оказалось воздействие на так называемые «триггерные зоны». Под «триггерными зонами», в данном случае, понимается совокупность биологически активных точек на теле человека, являющихся проекцией патологического возбуждения гипоталамических структур. Применение различных способов воздействия на триггерные зоны и является основой метода ТРИГГЕРНОЙ ТЕРАПИИ АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТИ.

Комментарий:

В данном случае речь идет о применении различных методик рефлексотерапии.
Концепция, сама по себе, верна. Действительно, алкоголизм, это психическое заболевание, связанное с непосредственным разрушением головного мозга, его структур и отмирания клеток (нейронов), которые в начале иссушаются, что нарушает их биологическую функцию (мини процессор), а потом погибают и могут выполнять лишь функцию обычного проводника (провод, без функций процессора). В своем большинстве, более подвержены гибели области головного мозга, которые отвечают за торможение, поэтому процессы возбуждения начинают доминировать.
Как всегда, в случаях недобросовестной рекламы, берется за основу главная концепция и переворачивается (подается) под желаемым углом зрения, с недобросовестными выводами.
В данном случае рекламируется обычная рефлексотерапия (иглоукалывание, прижигание, акупрессура, банки, горчичники и др. методики). Да, данные методики могут входить в общий комплекс лечения алкоголизма, но как самостоятельный метод лечения не может быть применен. Не редко эти методы могут быть противопоказаны по иным, имеющимся у человека, заболеваниям. Такие противопоказания не редки и, как показывает практика, в 60-70% случаях обращаемости за противоалкогольным лечением. Поэтому, перед применением любого вида рефлексотерапии, необходимо заключение терапевта, невролога, психиатра, эндокринолога, дерматолога, сосудистого хирурга и др.
Лечение алкоголизма, это достаточно сложный и объемный процесс. Он требует применения не монотерапевтических методик, а комплекса, который направлен как на восстановление «больных» нейронов головного мозга (которые еще можно восстановить), восстановление межнейронных связей, восстановление биологических обменных процессов головного мозга, так и на восстановление функций других систем и органов всего организма, которые страдают при употреблении алкоголя.

Наиболее оптимальное лечение алкогольной зависимости, это комплексное лечение, куда входит как специфическое нейрометаболическое лечение, так и лечение сопутствующих алкоголизму заболеваний, необходима так же и специфическая психотерапевтическая нагрузка. Сопутствующие алкоголизму заболевания, это те типичные функциональные расстройства различных органов и систем, которые формируются непосредственно под действием алкоголя и его суррогатов на организм человека: различные заболевания внутренних органов и систем — желудок, сердце, поджелудочная железа, эндокринная система, почки, печень, половая система и др. Но, наиболее уязвимым и поражаемым является головной мозг. А так как алкоголь является токсином, то происходит токсическое поражение головного мозга, что вызывает стойкие, необратимые органические поражения головного мозга (энцефалопатия, эпилепсия и др.) и вызывает развитие различных психических заболеваний (расстройство и деградация личности, алкогольные психозы, бред ревности, бред преследования и др.). Поэтому, при лечении алкоголизма, пациента должны наблюдать не только врачи психиатры-наркологи, но и врачи смежных специальностей, прежде всего, это врач-психиатр и врач психиатр-психотерапевт. Пациент должен быть обследован и иными специалистами, для исключения и, при необходимости, первичного лечения иных, сопутствующих алкоголизму заболеваний. Необходимо понимать и помнить, что алкоголизм, это не вредная привычка, а серьезное, тяжелое хроническое заболевание, к лечению которого, необходимо относиться очень ответственно. Доверять стоит только тем врачам, которые специально обучены и имеют достаточно практического опыта. Прежде всего, это врач психиатр-нарколог и врач-психиатр. Не доверяйте лечение серьезного заболевания врачам иных специальностей! (Вы же не пойдете удалять аппендикс к стоматологу. А в случае с алкоголизмом речь идет о здоровье головного мозга!)

Если говорить о наиболее полных методиках лечения алкоголизма, его проявлений и возникающих сопутствующих заболеваний, то этот комплекс будет достаточно большим как по времени, так и по финансовым затратам. Поэтому, клиники, которые используют эту методику, наиболее часто пользуются только самой необходимой частью этого широкого противоалкогольного комплекса, снижая затратную часть в стационаре за счет выдачи рекомендаций по лечению на амбулаторный период. В этом случае человек может воспользоваться альтернативными медицинскими заведениями, в том числе и бесплатной медицинской помощью, а так же – принимать медикаменты в домашних условиях, в обычном ритме жизни. Кроме того, следует выполнять те, необходимые рекомендации врача, которые пациент получил при выписке из стационара.

Как быть Леди:  Максимально полный список фобий - Клиника АТОС

Наиболее полная и адаптированная к Российским условиям комплексная программа по лечению алкоголизма, на сегодняшний день, разработана в клинике «Роса». Эта противоалкогольная программа основана на разработках Советских, Российских, Европейских ученых-медиков, опыте противоалкогольной борьбы других стран, а так же на личном опыте врачей, работающих в этой клинике и институте им. Сербского, многие из которых имели практику не только в России, но и в Европе, и в США.

Триггеры и психолог-провокатор :: частный психологический центр «тихорецкий,33»

Недавно посмотрел несколько сюжетов из сериала «Триггер». Коллеги настойчиво советовали. Мол, по Первому каналу ведь выходной день идёт — многие посмотрят и почти 100%, что кто-то из твоих клиентов скажет: «А я по телевизору видел, как психолог может быстро решать проблемы». Посмотрел. Думаю, да, будут такие запросы. Не все поймут, что работа в стиле «переспи с официантом» или «оставь деньги и вали от сюда, режь себя дальше» — от реальной практики психолога далека примерно также, как «Три мушкетёра» Дюма от серьёзного исторического исследования эпохи Людовика 13-ого.

Могут ли такие резкие, сбивающие с толку реплики и поступки психолога перевернуть сознание пациента, заставить его осознать реальные причины его состояния и всего происходящего с ним? Да, могут. Cуществует такое направление как провокативная психотерапия (Frank Farelly). Но так, чтобы прямо от дверей, сходу в лоб — это, конечно, кино, это для остроты сюжета. Представьте: приходит к остеопату скособоченный человек; врач его сразу хватает и давай всячески трясти и вытягивать. Это поможет? При большой удаче, действительно, может что-то там щелкнуть, хрустнуть и опа — пациент разогнулся и счастлив. Но куда вероятнее, что он будет материться от боли и скрючит его ещё больше. Сначала необходимо понять личность человека, его состояние, ситуацию, его возможности. То, что одного встряхнёт и взбодрит, другого поломает.

В тоже время решить проблему за один приём на практике действительно случается. И помогают в этом не столько провокации, сколько те самые тригерры, в честь которых назван сериал. Но суть и роль этого феномена там, на мой взгляд, не раскрываются, весь кураж ушёл на драмы с удачными провокациями. В психологии триггер (англ. “trigger” — спусковой механизм) — внешний стимул, запускающий определённую модель поведения. Это ключевой момент в работе с последствиями психологической травмы. Найдя такой стимул, специалист вместе с пациентом может определить, какое травмирующее событие стало причиной негативных изменений в состоянии человека: тревожность, фобии, панические атаки, телесный.

На реальных применрах

Елена, 32 года. Причина обращения: в течении последнего года появились и стали усиливаться плаксивость, нервные срывы, дисфория (эйфория наоборот). В семье все живы и здоровы, материальное положение устойчивое, никаких бед в последнее время не происходило. Но: появилось ощущение давления и шума в голове, дискомфортные ощущения в области горла. И что? А то, что в ходе сессии она вспомнила, когда такие ощущения у неё были впервые — около 10 лет, после попытки отца совершить с ней сексуальные действия. Она была шокирована таким воспоминанием — «Я думала, что всё это давно забыла». Проявилась сильная злость на отца, на мать, которая, как она вспомнила, знала, но дела вид, что ничего не было. «Об этом не говорили, как будто ничего не было. Но меня стали буквально заваливать подарками. Теперь понимаю — наверное, откупались». Елена поняла, что до сих пор не простила родителей и особенно отца, но подавляла в себе злость и обиду — «Хочется посмотреть в глаза и сказать: «Я всё помню»». Больше она не приходила, но написала: «… Неожиданно было получить эти ответы там, где их не ждала. Внезапные порывы плакать прекратились полностью, это очень радует. Стало легче. Пока осознаю все произошедшее и происходящее заново»

Анна, 30 лет Год назад однажды проснулась от того, что её кровать сильно толкнуло. Проснулась, видит, рядом кто-то стоит, испугалась. Но когда этот кто-то заговорил извиняющимся голосом, сразу успокоилась. Оказалось, к соседу пришёл приятель, они выпили, засиделись. Уже собравшись уходить, гость вспомнил, что что-то забыл и вернулся в комнату. Но не в ту комнату, перепутал спьяну. Это коммунальная квартира. Потом сообразил, извинился, ушёл. Повод скорее для анекдота, чем для психологических проблем. Но Анна стала постоянно просыпаться со страхом, что в комнате незванный гость. Обратилась к психотерапевту. Он выписал препарат. Это помогло, но стоило перестать его принимать — страх вернулся. Зависеть от таблеток не хотела, пришла искать другой путь. Мы стали анализировать, когда с ней раньше ещё такое было: схожие ночные страхи. Такого не нашли. Я попросил определить, где и какой она чувствует дискомфорт в теле, когда просыпается с чувством беспокойства и страха. Это получилось. Следующий вопрос — когда ещё она испытывала это ощущение. Оказалось, где-то с 6-7 лет. в её комнату поставили кроватку её младшего братика. Этот ребенок плохо засыпал, мог проснуться посреди ночи с плачем, греметь игрушками. Она стала проспать среди ночи и очень злиться на брата. К взрослому возрасту всё это прошло и забылось. Но триггер — чужой ночью в комнате — остался.

Осознав причину появившихся страхов, выработали стратегию — если такое просыпание повторится, говорить себе: «А, это опять младший брат возится, спать не даёт зараза») Через неделю я спросил Анну о её самочувствии, она написала, что почти перестала просыпаться среди ночи, чему очень рада, ведь до этого это повторялось постоянно. Также было и через две недели. Больше не встречались. Уложились в одну встречу)

У меня есть и другие примеры подобных одноразовых и результативных сессий. Но надо понимать, что такие случаи, скорее, удача, чем закономерность. Выигрывать в лотерею приятно, но считать это надёжным способом заработка неверно. В чём удача? — триггер оказался на поверхности осознания пациента или достаточно близок к этому. У пациента хватило сил и смелости пережить заново вытесненное из памяти травмирующее событие. Но был и другой случай, когда полгода безуспешно пытались преодолеть «апатию, замороженность внутри». Ещё совсем молодой парень — 23 года — не мог позволить себе осознать всю глубину своей обиды на отца, оставившего ради своих духовных исканий семью, когда сын был ещё подростком. Ключ — вот он. Но не проворачивается сразу, а пациент был не готов к продолжительной работе.

Что я хотел сказать? — хорошо, что появляются интересные фильмы о работе психологов. В чём-то они помогают. Но строить ожидания надо всё же более реалистично, чем в кино.

Триггеры к употреблению пав и методы психотерапии | журнал практической психологии и психоанализа

Аннотация

В данной статье представлена концепция влияния триггеров на аддиктивное влечение к употреблению ПАВ в рамках когнитивно-поведенческого подхода. Описаны методы работы с наркозависимыми пациентами, приведены образцы специальных таблиц и бланков облегчающих реализацию данного подхода на практике.

Ключевые слова: наркотическая зависимость, триггер, аддиктивное влечение, методы психотерапии.

Понятие «триггер» (англ. «trigger» в значении существительного «собачка, защёлка, спусковой крючок – в общем смысле, приводящий нечто в действие элемент»; в значении глагола «приводить в действие») имеет несколько смыслов. В данной статье мы рассмотрим это понятие в контексте употребления психоактивных веществ (ПАВ) и зависимости от них.

К счастью, наркотическая зависимость не является неизбежным результатом употребления наркотиков. Употребление наркотиков необходимое, но не достаточное условие для того, чтобы стать «наркоманом». Согласно анализу данных, полученных Warner L.A. с коллегами (1995), среди американцев в возрасте от 15 до 54 лет распространенность употребления нелегальных наркотиков (марихуаны/гашиша, кокаина/крэка, героина, галлюциногенов) и не медицинского использования рецептурных психотропных препаратов (снотворных, транквилизаторов, стимуляторов, анальгетиков) оставляет 51,0%. Больше половины респондентов в выборке являлись наркопотребителями, то есть употребляли хотя бы один из вышеуказанных препаратов, в какой-либо момент своей жизни. А 15,4% употребляли психоактивные вещества в течение последних 12 месяцев. В среднем, менее чем у 20% потребителей запрещенных наркотиков развивается наркотическая зависимость, и они переходят в категорию «проблемных» наркопотребителей. Этот процент зависит от вида наркотика, степени его «чистоты», способа употребления и многих других факторов (UNODC, 2021). Несмотря на это некоторые люди вследствие особенностей личной истории и/или наследственной предрасположенности особенно уязвимы к тому, чтобы незаметно для себя перейти от экспериментирования с психоактивными веществами к регулярному употреблению, а затем и к систематическому проблемному употреблению и наркотической зависимости. Прием ПАВ позволяет им получить определенные положительные эффекты и/или дает возможность преодолеть негативные состояния. Повторение приема закрепляет у таких людей привычку решать свои внутренние и внешние проблемы химическим путем. Употребление наркотиков превращается из попытки получить удовольствие в деятельность направленную на то, чтобы избежать болезненной абстиненции (Nutt, 2021). Так образуется замкнутый круг наркозависимости из которого человеку очень сложно самостоятельно выйти.

Рисунок №1. Как употребление наркотиков превращается из попытки получить удовольствие в деятельность направленную на то, чтобы избежать болезненной абстиненции.

Триггеры и психолог-провокатор :: Частный Психологический Центр «Тихорецкий,33» 

Синдром наркотической зависимости понимается, как психическое и поведенческое расстройство, поддающееся лечению, но склонное к рецидивам. По данным Илюка Р.Д. с коллегами (2021), до 90% наркозависимых [от опиатов], прошедших однократный курс стационарного лечения, в течение года возобновляют неконтролируемое употребление наркотиков. Кроме того, регистрируется высокая повторная обращаемость за стационарной помощью – более 70% больных поступают на лечение несколько раз в год. Ввиду этого актуальным представляется развитие мультимодальных подходов по осуществлению преемственности лечения, профилактике срывов, рецидивов и повторных госпитализаций. Рецидивирующий характер наркотической зависимости побуждает к развитию и внедрению ресурсосберегающих технологий лечения и реабилитации, осуществляемых специалистами – врачами психиатрами-наркологами, врачами-психотерапевтами и медицинскими психологами, в том числе на уровне дневного стационара и индивидуального амбулаторного приема. Целью этого этапа лечения заключается в том, чтобы обеспечить преемственность терапии и предотвратить возвращение пациента, у которого купирован синдром отмены к новому рецидиву заболевания. Задача специалиста состоит в том, чтобы укрепить мотивацию на выздоровление, сформировать устойчивый психотерапевтический альянс, научить пациента как избегать ситуаций высокого риска срыва и тому, как сдерживать свои позывы к употреблению ПАВ. Мероприятия по предотвращению срывов и рецидивов включают в себя научно обоснованную фармакотерапию, психотерапию, психокоррекционную психологическую помощь и социальную работу. Для осуществления этой цели, как нельзя лучше, подходят когнитивно-поведенческие вмешательства, которые представляют собой комплекс структурированных методик, основных на теории социального научения, необходимых для изменения поведения, связанного со злоупотреблением психоактивными веществами. Эти методики включают в себя функциональный анализ проблемного поведения, баланс действий и последствий, выявление триггеров, борьбу с аддиктивным влечением (тягой), когнитивное реструктурирование, техники самопоощрения и самоконтроля, развитие навыков управления рисками, образом жизни и способами предупреждения рецидивов (Carroll, 1998, Jaffe, 1988, Marlatt & Gordon, 1985).

Как быть Леди:  Что такое косплей и кто такие косплееры »

Под триггерами в контексте употребления психоактивных веществ понимается любые эмоциональные состояния и событийные факторы, которые способствуют активации у пациентов аддиктивного влечения (тяги) к употреблению ПАВ после периода воздержания [2, 4]. Взаимосвязь триггеров и аддиктивного влечения схематично выглядит следующим образом: «триггер» – «мысль» – «тяга» – «употребление ПАВ».

Рисунок №2. Взаимосвязь триггеров и аддиктивного влечения.

Триггеры и психолог-провокатор :: Частный Психологический Центр «Тихорецкий,33» 

Основное предположение лежащее в основе когнитивно-поведеческой терапии (КПТ) состоит в том, что процессы социального обучения и научения играют важную роль в развитии и продолжении злоупотребления ПАВ. Зависимость понимается как поведенческий стереотип решения своих внутренних и внешних проблем посредством наркотиков, сформировавшийся в результате многократного повторения опыта. Это осознание может привести к пониманию двух перспектив: во-первых, какие конкретно потребности индивид пытается удовлетворить посредством приема наркотиков, и, во-вторых, какие навыки удовлетворения собственных потребностей нужно развить, чтобы субъект перестал полагаться исключительно на употребление ПАВ (Kadden, 1992, Marlatt & Gordon, 1985, Monti, 1989).

В своей практике, после установления контакта, определения цели лечения и проведения краткого мотивационного интервью мы обычно просим наших пациентов проанализировать свои последние три – четыре срыва. Для этой цели мы предлагаем воспользоваться таблицей, объясняем, как ее заполнять, взяв в качестве примера последний срыв или рецидив (Jaffe, 1988).

Таблица № 1. Функциональный анализ употребления ПАВ.

Триггер

Что побудило меня употребить

Мысли и чувства

О чем я думал

Что я чувствовал

Поведение

Что я делал

Положительные последствия

Что хорошего мне это дало

Отрицательные последствия

Что произошло плохого

Ретроспективный анализ срывов может помочь идентифицировать триггеры, проблемные сферы пациентов и ожидаемые ими эффекты от употребления ПАВ. Обычно в качестве триггера пациенты указывают внешние ситуации, такие как время суток, день недели, места, где индивид раньше покупал и употреблял наркотики, определенную обстановку, внешний вид наркотиков или предложение их приема. Триггеры включают в себя внутренние состояния, например эмоции (гнев, печаль, обида, тревога напряжение или наоборот чрезмерная радость), а также личностные состояния (негативное мышление, желание «проверить контроль» и др.), которые провоцировали употребление ПАВ у пациента до начала реабилитации. Однако подобное «аристотелевское» разделение на внутреннее и внешнее не отражает всю сложность и многообразие триггеров в их непростом взаимодействии. Epstein D.H. с коллегами (2009), выделял 12 триггеров запускающих аддиктивное влечение у пациентов зависимых от героина и кокаина: «Я почувствовал скуку»; «Я был зол или расстроен»; «Я чувствовал волнение, беспокойство или напряжение»; «Мне стало грустно»; «Я почувствовал, что окружающие критически настроены против меня»; «Я был в хорошем настроении и испытывал желание «отметить»; «Я почувствовал себя плохо, испытал боли или дискомфорт»; «Я увидел героин или кокаин»; «Кто-то предложил мне героин или кокаин»; «Я хотел проверить, что произойдет, если употреблю немного героина или кокаина»; «Я внезапно почувствовал искушение и соблазн употребить героин или кокаин»; «В течение прошедшего часа у меня на руках было 10 и более долларов наличными». Таким образом, триггеры к употреблению ПАВ весьма многообразны, включают в себя эмоциональные и физические состояния, межличностные контакты, особое напряжение в общении, определенные места и ситуации, включающие в себя социальное давление, наличие средств на покупку, некоторые виды деятельности (например: употребление алкоголя или чрезмерный труд), а также определенные мысли и убеждения (например: «я безнадежен», «я должен употребить», «от одного раза ничего не будет»).

Первоначальным этапом когнитивно-поведенческого вмешательства является психообразование и просвещение. Специалист подробно и доступным языком объясняет пациенту концепцию зависимого поведения и роль триггеров. Как правило, зная анамнез, врач может на примерах из жизни и истории болезни самого пациента продемонстрировать роль пусковых механизмов в активации тяги к употреблению ПАВ после эпизодов воздержания. Для наглядности разумно продемонстрировать наркозависимому простую схему, иллюстрирующую эту взаимосвязь. Специалист, описывая концепцию наркотической зависимости, делает акцент не на «заболевании», а на дисфункциональном поведении. Для облегчения понимания можно рассказать пациенту о роли триггеров в активации тяги на примере серии экспериментов академика И.П. Павлова по формированию условного рефлекса у подопытных животных. В качестве другого примера мы широко используем метафору противопехотной мины, в которой триггер – это детонатор инициирующий взрыв тяги. Продолжая эту метафору, мы говорим о навыках необходимых солдату, чтобы не угодить в ловушку и инструментах необходимых саперу, для того чтобы выявить, обойти стороной или нейтрализовать опасность. Такой подход может помочь минимизировать сопротивление пациентов и избежать стигматизации. Зависимость с точки зрения КПТ представляется как результат поведения, связанного с получением вознаграждения, которое стало привычным в результате повторения, тренировки, но которой можно научиться управлять. Затем пациентам предлагается попробовать самим определить факторы и состояния, провоцирующие употребление ими психоактивных веществ.

В качестве рабочего инструмента для выявления триггеров мы в своей психотерапевтической практике используем «Перечень триггеров», которые представляют собой модифицированную версию спусковых механизмов активации аддиктивного влечения предложенных в исследовании Epstein D.H. с коллегами (2009). «Перечень триггеров» представляет собой бланк, в котором перечислены 12 основных триггеров, которые запускают желание вернуться к употреблению наркотиков. Пациенту предлагается представить себе, что он прямо здесь и сейчас сталкивается с описанными в бланке состояниями или оказался в одной из следующих типов ситуаций. Мы просим максимально четко оценить, указав на шкале, от 1 до 100 степень своей уверенности в своих силах противостоять искушению употребить наркотики и чувствовать себя уверенно, оказавшись в одной из данных ситуаций. Также пациенту предлагается придумать и добавить к имеющемуся списку свой собственный пункт (ситуацию, состояние, чувство, мысль), который провоцирует у него появление или резкое усиление аддиктивного влечения.

После того, как триггеры были выявлены, следует совместно с пациентом оценить степень риска каждого триггера и составить индивидуальную карту ситуаций высокого риска, в котором триггеру будет присвоен ранг опасности (например: красный, оранжевый или желтый). Данные ситуации могут быть использованы специалистом в дальнейшей работе для организации тренинга совладания путем ролевого проигрывания ситуаций и составления рационального плана действий.

Пациенту дается домашние задание: он должен придумать и записать на листе бумаги план, как он будет избегать воздействия каждого конкретного триггера с учетом степени угрозы, который он несет. Этот план должен быть реалистичным и должен включать в себя альтернативные варианты поведения. Эти действия должны быть простыми, поведенческими и реализуемыми на практике, например: «Если я почувствую искушение употребить наркотики – я могу принять таблетку налтрексона и сходить на группу Анонимных Наркоманов». После совместного с пациентом разбора и обсуждения этого домашнего задания мы просим пациента разработать систему напоминаний – сделать из тонкого картона небольшие карточки, в которых будут кратко написаны основные триггеры, а также способы противостояния тяге и решения проблем без употребления наркотиков. Такие карточки мы рекомендуем пациенту всегда носить с собой, например, вместе с документами или ключами. Альтернативой бумажным карточкам является напоминания, сделанные пациентом в своем смартфоне. Используемая нами техника может расширить горизонт возможностей и помочь пациенту перестать считать себя жертвой некоего автоматического и непонятного процесса, над которым он не имеет никакой власти. Вместо этого пациент может почувствовать себя активным и последовательным участником процесса изменений, что положительным образом отразится на его самооценке.

Совместно с психологом или врачом пациент может предпринять план действий по нейтрализации воздействия некоторых триггеров. Среди возможных мер это может быть: смена телефонного номера; удаление из списка «друзей» в социальных сетях и мессенджерах лиц, продолжающих употребление ПАВ; отказ от посещения определенных мест и компаний; избавление дома от предметов ассоциативно связанных с наркотиками; добровольный временный внешний контроль финансов, осуществляемый доверенным лицом; смена маршрута передвижения, а в некоторых случаях при возможности даже места жительства и т.д.

Если наркотики являются единственным способом, посредством которых человек справляется с определенными вещами, то очевидно, что такой индивид очень сильно психологически зависит от них. Такой человек, по сути, не имеет выбора (Monti, 1989). Не секрет, что наркозависимые обычно используют неэффективные стратегии преодоления трудностей, зачастую реагируя шаблонно, по привычной модели, избегая своих невыносимых чувств и жизненных проблем посредством приема ПАВ, будучи неспособными сопротивляться тяге к употреблению наркотиков. В виду этого первостепенной задачей КПТ является научение пациентов технологии выявления и идентификации триггеров, «запускающих» активацию тяги. Другой задачей является проведение тренинга навыков – как избегать и обходить стороной триггеры. Помимо этого необходимо стимулировать пациентов овладеть другими, более эффективными способами управления своими чувствами и навыками решения проблем, не прибегая к использованию наркотиков.

Специалист просвещает пациента о динамической природе тяги к наркотикам, которую активирует триггер. Если тяга сильная то, как правило, она кратковременная, и ее можно «переждать» переключая свое внимание и отвлекаясь. С увеличением времени воздержания, тяга как приливная волна, откатится назад и сойдет на нет. Но некоторые пациенты говорят о том, что они употребляют наркотики, чтобы избавиться от тяги. Задача психолога или врача проинформировать пациента о высоком риске возвращения к неконтролируемому употреблению ПАВ в этом случае (что в большинстве случаев известно самим пациентам исходя из опыта). В качестве метафоры мы используем иносказательный образ «Кормления дракона». Чем больше кормить дракона – тем сильнее и могущественнее он будет становиться. Перестав беспокоить после еды, на время, в другой раз дракон будет просить еще больше пищи. Единственный способ его победить – не кормить его вообще. Мы увещеваем пациента не «подкармливать» свою тягу воспоминаниями о прошлом «хорошем» употреблении, и учим, как, по возможности, избегать триггеров.

Очень важно задать пациентам вопрос: «Как именно вы переживаете тягу?». При активизации влечения к наркотикам пациенты склонны вспоминать только положительные аспекты употребления ПАВ и привлекательные картины, вытесняя из своего сознания негативные образы. По этой причине специалист совместно с пациентом может составить список негативных аспектов и последствий употребления наркотиков таких как: неконтролируемое употребление, синдром отмены, конфликты с близкими, социальное отвержение, чувство вины, правовые проблемы и т.д. Список этих последствий мы рекомендуем пациенту носить с собой как напоминание. Тактика разговора с самим собой и напоминания самому себе об отрицательных последствиях употребления может быть одним из инструментов борьбы с аддиктивным влечением (Carroll, 1998). Другим способом уменьшения привлекательности предвкушения от приема ПАВ является попытка представить тягу в виде негативного образа или того, что вызывает чувство отвращения (дьявола, червя, змеи, паука и т.д.).

Еще одним способом психотерапевтической работы с пациентами является техника снижения доступности наркотиков, которые сами по себе являются сильнейшими триггерами для наркозависимых. Специалист может задать пациенту вопрос: «Давайте на минуточку предположим, что вы захотели вернуться к употреблению наркотиков. Сколько у вас уйдет на это время?» Или «Какое минимальное время необходимо вам, чтобы купить одну дозу наркотика?» В некоторых случаях благодаря такой постановке вопроса мы узнавали, что пациент спокойно, как ни в чем не бывало, хранит наркотики у себя дома («на черный день») и не видит в этом никакой проблемы. После того как ответ получен, специалист может спросить пациента о том, какие конкретные шаги он может предпринять, чтобы оградить себя от наркотиков и максимально затруднить их приобретение. Во многих случаях может быть полезно специальное структурированное домашнее задание, направленное на то, чтобы составить список мер по уменьшению доступа к ПАВ (Carroll, 1998).

Как быть Леди:  Способы слива негативных эмоций для трейдера

Таблица №2. Список мер по уменьшению доступа к ПАВ.

Источники приобретения наркотиков (люди, места, сайты и т.д.)

Шаги, которые мне нужно предпринять для того, чтобы уменьшить доступность наркотиков

1

2

3

Также нашим пациентам мы предлагаем, в качестве домашнего задания, начать внимательно наблюдать за собой, своими реакциями и состояниями. И заносить ситуации, в которых они почувствовали искушение употребить наркотики в специальную таблицу (Kadden, 1992). Благодаря этой работе пациент может на личном примере проследить отчетливую связь межу триггерами, мыслями и тягой и сделать необходимые выводы. Этот анализ должен повторяться на каждой встрече, если специалист дал пациенту домашнее задание, то он обязательно должен спросить о его выполнении на следующем сеансе. В начале каждой сессии следует выделять хотя бы 5-10 минут для разбора выполненного задания. Помимо этого обязательно следует хвалить пациентов за выполнение и всячески положительно подкреплять даже самый скромный прогресс на пути воздержания от употребления наркотиков.

Таблица №3. Анализ триггеров, тяги и сопротивления влечению к ПАВ.

Дата / время

Триггер (ситуация)

Мысли и чувства

Интенсивность влечения к наркотикам (от 1 до 100)

Продолжительность тяги (в минутах)

Как мне удалось справиться

Разумеется, часть пациентов «забывает» приносить с собой или заносить данные в таблицу. Специалисту следует проявить настойчивость в повторном донесении до пациента идей о важности самонаблюдения и практики фиксации результатов. Следует интерпретировать такую «забывчивость» как сопротивление и принимать необходимые меры. Необходимо анализировать сопротивление и попытаться понять его причины. Пациенты отказываются делать домашнее задание по разным причинам. Одни, потому что они не видят в нем смысла, другие, потому что они амбивалентно относятся к лечению, третьи, потому что не понимают поставленной задачи, четверные, потому что боятся, что врач осудит их за то, что у них возникает тяга к наркотикам, пятые, потому что считают, что они уже выздоровели и к употреблению ПАВ не вернуться. Причин может быть десятки, некоторые из них рациональны (например, психологически понятное желание прекратить лечение при первых признаках облегчения), другие, напротив, иррациональны (например, иррациональный страх того, что практика самоанализа и заполнения таблицы может вызвать тягу; из серии «Не буди лихо, пока оно тихо»). Прояснение причин сопротивления, раскрытие противоречий и обозначение амбивалентности относительно отказа от употребления ПАВ, выражение эмпатии пациенту могут быть эффективным методом работы с сопротивлением (Marlatt & Gordon, 1985). Во многих случаях полезным с точки зрения научения является совместное с психологом или врачом заполнение и анализ «забытой дома» таблицы.

Еще одной крайне полезной практикой, которую с самого начала общения с пациентом следует вводить в терапевтический дискурс, является использование специалистом числовых ранговых (или визуальных аналоговых) шкал для обозначения эмоциональных состояний пациента и силы его влечения. Для профессионала крайне неудовлетворительным является получение ответов без соотнесения (вроде: «нормально», «не очень» и т.д.). Необходима точка отчета, ясная и понятная для специалиста и самого пациента. Это также поможет пациенту лучше и точнее дифференцировать свои состояния и проблемы, что позволит ему лучше отслеживать динамику и эффекты терапии. Иногда пациенты не совсем понимают, что конкретно от него хочет врач или психолог. В таком случае важно дать дополнительное пояснение, например: «Представьте, что 10 баллов это максимально возможный уровень, 1 минимальный, насколько баллов вы бы сейчас оценили свое состояние?»

В нашей стране, как и в ЕЭС (но в отличие от США), большинство пациентов обращающихся за стационарной медицинской помощью являются зависимыми от опиатных наркотиков. Для психометрической оценки выраженности аддиктивного влечения мы используем «Шкалу влечения к опиатам» (Opioid Craving Scale (OCS)) – компактный, трехкомпонентный инструмент оценки выраженности влечения к наркотикам (McHugh, 2021). Этот опросник представляет собой модифицированную версию «Шкалы влечения к кокаину». Шкала состоит из трех вопросов, каждый параметр оценивается по визуальной аналоговой (ранговой) шкале от 0 до 10. Таким образом, максимальное количеств, баллов, которое может набрать пациент равно 30. По данным разработчиков «Шкалы влечения к опиатам» использование этого оценочного инструмента позволяет не только оценить выраженность влечения к ПАВ, но и спрогнозировать увеличение вероятности угрозы срыва у пациентов зависимых от опиатов. По результатам исследования McHugh R.K с коллегами (2021), каждое повышение на одну единицу по этой шкале было ассоциировано с увеличением на 17% вероятности употребления опиатов на следующей неделе.

Текст опросника «Шкалы влечения к опиатам» (Opioid Craving Scale (OCS)):

1. Насколько сильно вы сейчас хотите принять опиаты? (Варьируется от отсутствия желания (0) до исключительно сильного (10)).

2. Оцените, насколько сильным было ваше желание употребить опиаты на прошлой неделе, когда что-то напоминало вам об употреблении наркотиков? (Варьируется от отсутствия желания (0) до исключительно сильного (10)).

3. Представьте себя в обстановке, в которой вы раньше употребляли опиаты. Если бы вы оказались в этой обстановке сегодня и если бы это было время дня, в которое вы обычно употребляли опиаты, какова вероятность того, что вы бы употребили наркотики сегодня? (Варьируется от совсем нет (0) до я уверен, что я бы употребил опиаты (10)).

Таким образом фиксируется интенсивность актуального влечения на момент обследования, ретроспективное измерение влечения в течение прошедшей недели, а также гипотетически оценивается способность пациента сопротивляться влечению к наркотику в целом. Несомненным достоинством «Шкалы влечения к опиатам» является простота регистрации и оценки, легкость использования в клинической практике. Исследование занимает минимальное количество времени, а сама шкала годится для повторного использования при следующей встрече с пациентом. Полученные баллы по «Шкале влечения к опиатам» следует заносить в медицинскую карту больного.

Итак, для выявления триггеров мы учим пациента анализировать свой опыт, систематизировать факты, чтобы заранее предвидеть ситуации высокого риска срыва, делать рациональные выводы и предпринимать адекватные решения. Обобщая работу с триггерами можно сказать, что сводится к трем пунктам:

1. Признать триггер.

2. Избежать воздействия триггера.

3. Совладать с искушением и тягой к наркотику.

Модель «триггера» вооружает врача или психолога концепцией, реализация которой на практике способствует более эффективному взаимодействию с пациентом. Этот подход находит свой отзвук в сердцах многих клиентов, которые находят ее разумной, соответствующей их реальному опыту и простой для понимания. Концепция «триггеров», в большинстве случаев, не вызывает отторжения у наркозависимых, и не противоречит философии 12-ти Шаговой программы Анонимных Наркоманов. Более того, пациенты, вставшие на путь изменений, остро нуждаются в объяснительной системе, которая могла бы не только «задним числом» объяснить природу их затруднений, но и была бы способной, в известных пределах, прогнозировать реакцию усиления влечения к наркотикам в ситуации, которую мы определяем как «триггер».

Концепция влияния триггеров на аддиктивное влечение, методы модификации поведения и выводы, проистекающие из теории КПТ, полностью совместимы с научно обоснованной фармакотерапией, например, с назначением инъекционного пролонгированного налтрексона (препарат «Вивитрол»). Как правило, пациентам необходима комплексная патогенетическая терапия, направленная на снижение выраженности аддиктивного влечения к опиатам. Назначение инъекционной формы налтрексона после купирования абстинентного синдрома на базе стационара, может усилить приверженность лечению у больных, имеющих амбивалентное отношение к терапии, и уменьшить вероятность рецидива зависимого поведения. Исследование проведенное Leslie D.L. с коллегами (2021) продемонстрировало, что применение Вивитрола в условиях стационарной реабилитации у пациентов с опиоидной зависимостью, уменьшает вероятность прекращения терапии вопреки рекомендациям специалиста, и напротив, увеличивает вероятность того, что такие пациенты посетят врача после выписки из клиники и продолжат амбулаторное лечение.

Фармакотерапия, направленная на уменьшение выраженности аддиктивного влечения, и тренировка навыков избегания и совладания снабжает пациентов набором несложных инструментов, необходимых для того, чтобы воздерживаться от употребления наркотиков. Используя этот подход в процессе психокоррекционной работы, специалист стимулирует личную ответственность пациента за свое состояние и предлагает ему самому играть активную роль в изменении дезадаптивного поведения связного с употреблением ПАВ. В своей работе мы придерживаемся метафоры, авторство которой предписывается Мартину Лютеру: «Вы не можете запретить птицам летать у вас над головой, но вы можете не дать им построить гнездо у вас на голове». Перефразируя для наших пациентов: «Вы не можете избежать появления тяги к наркотикам, но в ваших силах не позволить тяге полностью захватить и подчинить вас». Преодоление стигматизации, пассивности и чувства безнадежности, осознание влияния триггеров на тягу способствует росту самооценки и самоуважения пациентов, что самым положительным образом сказывается на качестве их жизни.

Приложение

Перечень триггеров

Полагаю, что я в состоянии справиться с желанием употребить наркотик даже если:

1. «Я почувствовал, что мне скучно».

Я чувствую себя:

1%_______________________________________________________ 100%

1% — совсем не уверен 100% — абсолютно уверен

2. «Я был зол или разочарован».

1%_______________________________________________________ 100%

1% — совсем не уверен 100% — абсолютно уверен

3. «Я чувствовал волнение, беспокойство или напряжение».

1%_______________________________________________________ 100%

1% — совсем не уверен 100% — абсолютно уверен

4. «Мне стало грустно».

1%_______________________________________________________ 100%

1% — совсем не уверен 100% — абсолютно уверен

5. «Я почувствовал, что окружающие критически настроены против меня».

1%_______________________________________________________ 100%

1% — совсем не уверен 100% — абсолютно уверен

6. «Я был в хорошем настроении и испытал желание усилить это ощущение, «отметить».

1%_______________________________________________________ 100%

1% — совсем не уверен 100% — абсолютно уверен

7. «Я почувствовал себя плохо, я испытал боль или дискомфорт».

1%_______________________________________________________ 100%

1% — совсем не уверен 100% — абсолютно уверен

8. «Я видел наркотики или нечто ассоциативно связанное с употреблением наркотиков».

1%_______________________________________________________ 100%

1% — совсем не уверен 100% — абсолютно уверен

9. «Кто-то предложил мне употребить наркотики».

1%_______________________________________________________ 100%

1% — совсем не уверен 100% — абсолютно уверен

10. «Я захотел проверить, что произойдет, если я употреблю только небольшое количество наркотиков».

1%_______________________________________________________ 100%

1% — совсем не уверен 100% — абсолютно уверен

11. «Я внезапно почувствовал искушение и соблазн употребить наркотик».

1%_______________________________________________________ 100%

1% — совсем не уверен 100% — абсолютно уверен

12. «У меня есть «свободные» деньги на покупку одной дозы наркотика».

1%_______________________________________________________ 100%

1% — совсем не уверен 100% — абсолютно уверен

13. Добавьте, пожалуйста, свой пункт (ситуацию, состояние, чувство, мысль)

_________________________________________________________________

_________________________________________________________________

1%_______________________________________________________ 100%

1% — совсем не уверен 100% — абсолютно уверен

Psychoactive substance use triggers and psychotherapy methods

Annotation

The concept of triggers’ effect on the addictive craving of psychoactive substance use, within the cognitive-behavioral approach, is introduced. Methods of work with drug-addicted patients are described and samples of special spreadsheets and forms to facilitate the implementation of this approach in practice are presented.

Keywords: drug addiction, trigger, craving, methods of psychotherapy.

Оцените статью
Ты Леди!
Добавить комментарий